2016-09-01

Shades of purple. Оттенки лилового.

Мало ли кому какие цвета нравятся! Обычно, в жизни мы следуем искуственным штампам. Однако, природа выше критики, и не ограничивает себя одним колором. Оттенки всевозможных расцветок в переходят друг в друга, меняются бесконечное множество раз. В течение дня и года... или веков. Пользуясь этим, я ловлю за хвосты свою любимую Лиловость.
Она вползает в мир рассветами и закатами. Причудливо искажая антураж. Арена битв становится линзой, через которую можно разглядывать амбиции и характеры, преломлять разочарования и надежды. Когда что-то идет "не так", либо когда я возношусь над миром в запредельном "слишком так", то абстрактность Лиловости всегда напомнит мне: "не зарывайся, парень, будь скромней". Это словно мечта, что не получится достичь, не понять и не потребить.
Так думалось по пути вверх по склону пика Авиценны. Вопреки всему Антон и я снова отправились на вершину. Он отменил множество дел, я был вынужден отказаться от первоначальных планов. Но под мягким покровом утреннего неба любые проблемы казались никчемными, мизерными. Настроение улучшалось с каждым шагом.
- Старайся не смотреть вверх, дружище, - в очередной раз попросил я Антона. - Там ничего нового нет.
- Я все время гляжу сколько нам осталось.
- Какая разница?! Дистанция вся твоя снизу доверху. Зато сил с энергией тратится на эти остановки уйма. Гляди на тропу под ногами, этого достаточно.
К финалу проекта понимание логики и целесообразности стало превалировать в наших отношениях. Поэтому утром 22 августа мы нагло ломились вверх. Несмотря на ветер с морозом. Еще в Базе кто-то пугал: "июльские минус восемь сменились августовскими минус тридцать". Однако, на ходу разогретое акклиматизированное тело не чувствовало разницы.
Конечно, хотелось быстрей, активней. Однако, я поймал себя на мысли, что любой момент жизни это и есть жизнь. Которой надо уметь наслаждаться. Поэтому, легко и непринужденно тормозил себя из чувства ответственности. К тому же, нас осветило солнце, и согрело оставшие силуэты других "попытчиков". Шлось спокойно и приятно. Несмотря на то, что девизом подготовки к семитысячнику стала фраза "никакой подготовки", я непринужденно существовал на границе Высоты.
"Проклятые годы дают о себе знать", - оставалось улыбнуться.
Лишь после плато на уровне семи тысяч я решил ускориться. Оставив напарника далеко позади, без остановки добрел до вершинного тура. Здесь в лучах солнца отблескивал улыбкой Вождь мирового пролетариата. Я не менее лучезарно улыбнулся в ответ. И отправился дальше. Куда? Помятуя, что Антон будет здесь лишь через час, не собирался мерзнуть на ветру. А использовать это время с пользой и удовольствием для себя любимого.
На юг! На юг. Еще пятнадцать минут хода по снежным и каменным застругам и я оказался на реальной вершине пика Авиценны. Высотой 7134 правильных метра. Это был третий визит сюда. Два раза мне удавалось побывать лишь на Северной вершине с отметкой 7128 метров.
А вскоре я встречал у ленинского мемориала Антона Кравченко. Даже солнце пригревало так, что не хотелось уходить с вершины. Тем более, что мы были здесь одни. Без лишних эмоций.
- Ну вот, дружище, - странно прозвучал факт, - мы на Крыше Мира.
- Неплохо прожит годик, - улыбнулся он. - Честно говоря, мне сразу было понятно, что дойдем!
- Никаких сомнений! - откликнулся я. И занудел: - При грамотной подготовке, если тренироваться, акклиматизация по-школьному, прогноз погоды и...
- Поздравляю с Горой! - весело прервал Антон. - Товарищ Прапорщик, мы на вершине!
А теперь можно было отправляться в цивилизацию. Туда, где в Базовых лагерях у плиты дежурят Анастасия Клевцова, Михаил Крекотнев и Рустам Каримов. Там среди травяного ветра мигом отдохнешь от Высоты, душа растворится в теплом синем небе, заживут все болячки, придут в порядок сердечные дела... и просто дела.
Немного ниже вершины нам встретился Борис Дедешко с клиенткой Еленой. Эту улыбчивую даму удалось уговорить расстаться с рюкзаком в раннем холоде. Темнота с ветром оказали правильное действие на женскую психику. При выходе с "6100" она перекидала свои косметички в Борькин чувал, и теперь шла налегке.
- Видишь, как полезно слушаться взрослых мальчиков, - улыбнулся я Ленке. - До вершины триста метров, у тебя все получится.
Борис был деловит, как обычно. Заставил сфотаться.
- Где Коммунизма с Корженевой, Ден? - тревожно напрягал он глаза.
- Тот белый треугольник... Ну и серая куча камней справа, - ткнул я пальцем в горизонт. Веселье распирало меня во всех приятных уголках тела. Казалось, по силам прямо отсюда шагнуть на вершины других семитысячников.
- На следующий год постараюсь ТУДА, - улыбнулся в ответ Борис. - Хочу по высоте пройтись снова.
Вообще, памирская экспедиция стала свиданием с друзьями из предыдущей эпохи. Эти "динозавры" обитали здесь во множестве, и я с радостью пожимал руки Сергею Селиверстову, Семёну Дворниченко, Юрию Ермачеку, Олегу Тураеву и Борису. Конечно, встречалась и куча молодежи... гвалт и суматоха с весельем "ниочем" преследовали повсюду. Иногда это выливалось в проблемы, но чаще - лишь в беспокойное похмелье.
К вечеру мы оказались в объятиях фирмы "Горы Азии" на морене Первого лагеря. Зесь повара Бахадыр и Настенька окружали заботой усталых лоботрясов. Нам оставалось лишь принимать поздравления с Горой. Мир снова перетекал из одного оттенка Лилового в другой. Менялся, исчезал... Застывал кристаллом под колючим дыханием космоса. Лишь звезды дарили воспоминания о красоте пика Авиценны.
Восхождения на вершины это не только гармония и красота. Прожито много сложного, трудного и опасного. Десятки ошибок на несколько верных решений. Часы страданий на пару десятков мгновений побед. Они друг друга стоят! Но... Вот именно "но".
Поэтому прекрасных оттенков Лилового никогда не будет в моем доме. Природа - на то и природа, чтоб наслаждаться ей "удаленно". Ничего, напоминающего горы и альпинизм не вмешается в житейскую обстановку. На равнине я буду существовать внутри теплого уюта.
Делить его с детками и всеми любимыми людьми. Никогда не повешу на стену горный пейзаж, или фотографию на маршруте, на вершине. Один мир от другого отдельно, знаете ли.

3 comments:

  1. "Однако, я поймал себя на мысли, что любой момент жизни это и есть жизнь." Ты превратился уже в того мудреца сидящего на вершине горы, с посохом, в робе. К которому все лезут наверх чтобы спросить в чём смысл жизни. Постиг смысл. Да и сидишь ты фактически на вершине горы всю жизнь. Этот последний фото-реп - наверное самый лучший, как глава книги.

    ReplyDelete
  2. Какая красотища, как я завидую. Сама бы залезла на гору, воздух небось там замечательный.

    ReplyDelete
  3. Уважаемый UNKNOWN, спасибо Вам за сравнение. Я постараюсь еще много постараться сделать, чтобы "сесть на вершину", и особенно - в контексте завершающего фото с детками. Они мое трудное счастье. Мария, здравствуйте, воздуха там мало :) Но всегда есть возможность попробовать на вкус какой он чистый и лиловый. Наслаждение красотой тем острей, чем дороже вы за него заплатили.

    ReplyDelete

оставьте Ваш комментарий

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/