2016-07-24

Что могу говорить про Эльбрус. What I can to say about Elbrus.

Маршрут на Восточную вершину Эльбруса прям, красив, логичен. Поэтому два столетия назад Килар Хаширов не стал с него сворачивать. Мне хотелось пройти эту линию еще раз. Однако, чувствуя агрессивный настрой команды и осознавая полученную хорошую акклиматизацию с подготовкой, осмелился предложить другой план-максимум.
- В случае правильного самочувствия и красивой погоды есть шанс сходить на ОБЕ вершины.
- А как пойдете? Сперва Восточную, а затем Западную? - спросил случившийся здесь гид своей коммерческой группы Иван Мошников. Ему тоже предстояло выходить на штурм с группой клиентов.
- Никак нет, - замотал я головой, - наоборот. С Западной на спуске придется выгребать... а с Восточной прямая дорога домой.
Вопросов хватало. Брать или не брать каски, беседки, веревку, ледорубы. Чем завтракать. Максим покашливал, и мог почувствовать себя хуже. Во сколько стартовать из Лагеря. Как "раскидать" рюкзаки. Поэтому, закрывая глаза в багрянце вечера на высоте 3700 метров, я бредил ответственностью. Наверное, потому и проснулся за пару минут до звонка будильника.
Команда подобралась вежливой. Поэтому, никто не посоветовал заткнуться, когда я распевал песенки, упаковывая снаряжение. По привычке завел, было, третью... однако, вовремя спохватился. Настроение было прекрасным, и не стоило портить его друзьям.
На линии подъема были видны россыпи фонариков. Там неспеша и достойно начали путь к вершине предыдущие группы. К двум часам ночи мы добавились в эту цепочку. Однако, скоро начали обгонять. Схваченный морозом снег скрипел под ногами. Вокруг в темной бесконечности жемчугами переливались созвездия. Легкий ветерок не создавал проблем, а лишь подчеркивал "настоящность" альпинизма.
- Как жизнь, друзья? - изредка спрашивал я. Не нуждаясь, впрочем, в ответах. Было видно, что команда нацелилась показать спортивный характер. - На "Колесе" цепляем кошки и связываемся веревкой!
Колесо заклинено у отметки 4400 метров. Когда-то на Северном склоне упал вертолет. И нынче его запчасти фигурируют там и тут, привнося в облик горы разрушительный шарм. Основная часть корпуса и деталей лежит на отметке 4750. По слухам, поколение альпинистов использовало его для ночевок... Пока фезюляж окончательно не развалился. Кстати, тема Приюта актуальна для современного Эльбруса - шелтер на этой отметке был бы очень полезен для восходителей.
- Как Тетрус и Гюте на Монблане, - сказал я Кристиану. - Можно начинать откуда хочешь.
- Только цены там!!! - присвистнул поляк. - Заоблачные.
- Не страшно. Кому надо - заплятят. Рефьюдж Гюте процветает как бизнес-проект.
За разговорами и прибаутками мы незаметно отрывались в близкое небо. К тому времени рассвело, выглянуло солнце. Его багряные, а затем розовые лучи стлали по-над фирном мелкие тени, ложились неповторимыми отпечатками Прекрасного. Как будто лепестки роз устилали поверхность, играли под дуновением ветра, шелестели мгновением Полутонов. Чу! И вот уже эти струны затихли, уступив место контрастам дня. Остались свет и тень, противопоставленные друг другу.
На высоте пяти тысяч метров, на скалах "Воротника" наша команда остановилась перевести дух, глотнуть чаю из термосов. Максим покашливал, однако, держался бодро. Остальные чувствовали себя прекрасно. А отдохнув, ломанулись вперед еще быстрей. Вскоре, обойдя траверсом купол Восточной вершины мы оказались на Седловине.
- Далеко идете?! - приветствовала нас встречная группа. - Откуда?
- На Западную попытаемся, - подобно примерным ученикам ответили мы. - С "трех-семьсот" от Севера.
- Уважуха! - пробормотал один из них. - А меня вот ратраком по Югам до пять-сто докинули. Друзья уже СМС-ки шлют, что, мол, неспортивно.
Оставалось лишь потерпеть-подождать. Двигая ноги в нужном направлении. Кислорода для дыхания оставалось около шестидесяти пяти процентов от равнинного количества. Эту информацию выжали из меня любопытные Вера с Владимиром. Эльбрус является идеальным высотным полигоном, как было уже не раз отмечено. Здесь все воспринимается слишком просто и слишком сложно. Борьбой теней и света.
Впрочем, мир был прекрасен, вокруг сновало много народа. Приятно было пожелать каждому удачи, либо поздравить с уже случившимся восхождением. Я наслаждался, окидывая взглядом панорамы Кавказа. И вскоре, отмерив положеные сотни метров, в 08:50 команда оказалась на Западной вершине.
- Высшая точка! - кричали, размахивая ледорубами, Владимир с Верой. - Только... вершина Европы или России, Денис?
- России, конечно! - отвечал я, ловя их объективом видеокамеры.
Евгений указал в сторону Карачаевска, где когда-то родился и вырос. Максим с Камилем потихоньку фотографировались на фоне сияющих пейзажей. Кристиан что-то рапортовал по-польски в свою гоу-про камеру. Эпатаж ситуации зашкаливал до критически веселой отметки. Мне пришлось приложить усилие, чтобы остановить праздник и настоять на спуске. К тому моменту все окончательно перемешались.
- Двигаемся в обратном порядке, - распутывая веревку, сокрушался я. - Ччччерт! Где у нас первый узел для Кристиана?!
По плато мы встречали запоздавших альпинистов. Кое-кто умудрился разворачиваться в двух шагах от цели. Однако, это было луче, чем упрашивать на вершине: "помогите мне спуститься!?" Иногда предел наступает раньше, чем человек успевает правильно среагировать.
Уже когда команда вернулась на Седло и достала термосы, я задал каждому важный вопрос, пойдем ли мы на Восточный Купол. Ответ был утвердительным. Несмотря на то, что все полулежали устало.
Поэтому я смело ринулся по следам предыдущих групп. Здесь оказалось интересней, чем я мог себе представить. Нашелся даже бергшрунд, что перешли по мосту слева. На этом долгом подъеме тяжелей всех пришлось Максиму. Как он выразился уже на вершине:
- По ощущениям я имел только пять процентов на штурм. Все чувства вчера были категорически против.
- Ну и?
- И вот я здесь, - констатируя парадокс, ответил  он.
Вид с Восточной вершины почему-то интересней, чем с другой. Я стоял словно у начала длинной череды приключений. У истока Карасоты... Потому что все Кавказские горы простирашись дальше, уносили мечты за горизонт. И не окинуть взглядом! Не выразить эмоции! Только сердце колотилось сильней прежнего. Как буд-то в предвкушении счастья.
- Ты гонишь, парень, - прошептал я сам себе. - Наслаждайся моментом.
Вот так наша небольшая команда побывала на обеих вершинах Эльбруса. Лишь за неделю. Не надрываясь... А верней, "надрываясь постепенно". При этом проведя интересные занятия, обменявшись опытом. Наслаждаясь каждым моментом, предчувствуя множество других возможностей. Почему-то каждая встреча с Эльбрусом становится особенной. С 2002 года, когда я впервые поднялся на него, все восхождения и линии становятся новыми, либо в особых условиях. Скоростное, зимнее, разные вершины, траверс, разные амаршруты. Говорят, что настоящий Бриллиант неповторимо сверкает каждой гранью. И от этого сам становится Неповторимым. Так я могу сказать теперь и про Эльбрус.
И благодарен друзьям, которые делили со мной каждую из красивых блесток этой горы. В экспедициях есть возможность быть ближе и проще. Гора помогает нам оставаться самими собой.

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/