Autumn flame. Огонь осени.

Ascents by the ridges of the Alps Orobie is very interesting and beautiful. Gradually I have "a taste", and hope to reach the required level in a couple of years. When the sensation of the peaks area will be similar to what was experienced by the Tuyuksu gorge. Then I blindfolded, I can navigate, find paths, avoid the dangers.
Still in force of foreign origin I adjust to local trends, trying to learn the rules, methods and system. Gently follow the team. Without protrusion of emphasis and mentality. Perhaps Vladimir Zhirinovsky has managed to establish here another relations, and everyne would devote themselves Russian School of mountaineering. However, I have to be shy.
Fortunately, in mid-November from far Kazakhstan visit me "battle tested" comrade Alexander Chechulin. Of course, he dreamed about the pizza, but... our mentality is similar, and the accent in conversation is not disturbed. I explained that way at the pizza lies throw the Northern slope of Filaressa mount.
Had to get difficult. Had to wander in search of the sunset in the canyon, and then, leaning into the wall of the pass, we decided that we are not tourists - our target is a peak, not a pass. The word-for-word, and we were soon cut steep grassy ramparts. Despite the fact that the fall was deep, the route mostly just meandering. Had to fix belayby the trees were at hand. However, one wall, three meters made me sweat.
I remembered the lessons of climbing in Polish Tatras with the famous "trawki szemajut" (grass have to fix). Yes, ice-hammers here would be useful! You should wait for the cold weather, fresh snow, and all most avid Taterniks can become envy. But this time I could only hope that grassy tussock not to slip from the hands on the overhanging part.
- With your jungles there is no peace, - said the Professor on the top in the setting sun. - So, the pizza I deserved. And beer.
- You need to choose Chouffe, - I smiled at the familiar word. - It is with honey, local flood.
Rustling the leaves under the feet. One gorge in Kazakhstan, one gorge in Italy - it's like love. One in a Past life, the other in the Present. Tuyuksu - Valseriana. Yes, other mountains can bea lot, but attitude is very important. The valley of the river Serio my friend described the next morning:
We raced to the upper reaches for a new ascent, passed out of car a few miles... and I spotted the crest of CornoBrancchino.
- U-u-u, b-z-z- z - disappointment knew no bounds. - It is too easy. Unless you flew three thousand miles?!
- I flew for the Festival! - Alex shrugged. - Maybe, back then? To the pizzeria?
However, my opinion has already rushed through unfamiliar mountains. Here the just a hills, papyri, there are goat trails... but here? Well, well?! And I stopped the attention peaked at the pyramid just North. Wow! Is possible to troll.
- I think there are two thousand meters? - Alexander squinted skeptically. - Well, let's go there. I don't care how to the pizza place to get to. And you don't care where to go... because don't know anything.
Folloing the principle of "from the bottom to the top", we climbed couloirs on the Eastern verge of the mountain. The main problem was still the same grass. Dry prickly stalks I felt like on the ice. Not cool... but to stay was hard.
I maneuvered between rocky walls, and knocking the breath scratching by feet in search of fixation. Sometimes preferring to climb on a steep, but solid rock.
- Are you glad from the hooks? That took it from house, - urged hanging on the "railing", Sasha. - As I remember, someone was going with simultaneous belay to work!
- Don't talk any more! - I screamed from the next station. - I will Board up and in between that you was trying to dislodge. It's not Friends with Nuts, harvesting by the way simply.
Everything ended with a beautiful view from the highest point. BY GPS man caught sixteen satellites, rather than said:
- Plus or minus five meters, and will be... two thousand one hundred twenty.
- Wow!
Quickly escaped through the South ridge, after admiring the bastions of Arrera, we dived into Valcanale. In shady places in all of winter could be felt. Yes rustled underfoot foliage. I remembered the film "the Youth" with surreal rationality. The sound of fallen leaves reminded me of younger years when with parents went to the Park... I was running by the cold sun, collecting yellow and red palm trees, tossed by baby shoes the flame of leaves-fall.
So, after a couple of days, after departure of Alexander Chechulin throw the airport, I again went to Valcanale. Again on a date with memory. That was for two little, one thought at the time. I quickly skimmed through CornoBrancchino ridge, and descended towards the lake. Again there was dry grass, a bit of poor rock. A little nervous... however, it seemed familiar. It was the music... As if I was listening to Sakhalin autumn.
Rustling the leaves under my feet. Stream lead water was sprayed cascades of cold. Cold sun pierced the empty forest. Sakhalin, Tuyuksu, Valseriana - worlds, spaces and epocs have changed. The wheel spinning to infinity. And the same infinitely young remained of the paint. Autumn has chilled the heart, setting up a new fresh horizons.


delle Galline

un traverso dell vino e formaggio

Corno Brancchino
Восхождения по гребням Альп-Оробие очень интересны и красивы. Постепенно я "вхожу во вкус", и надеюсь достичь необходимого уровня через пару лет. Когда отношение к вершинам района станет похоже на то, что испытывал к ущелью Туюксу. Тогда с завязанными глазами смогу ориентироваться, находить пути, избегать проблем.
До сих пор в силу иноземного происхождения я подстраиваюсь под местные тенденции, стараюсь усвоить правила, способы и систему. Мягко "врасти" в коллектив. Без выпячивания акцента и менталитета. Возможно, В.В.Жириновский сумел бы наладить здесь иные отношения, и все дружно прониклись бы российской Школой альпинизма. Однако, мне приходится быть начеку.
На счастье, в середине ноября из далекого Казахстана в гости заглянул проверенный боевой товарищ Александр Чечулин. Конечно, мечтал он о пицце, но... ментлитет-то у нас схожий, да и акцент в разговоре не мешал. Я объяснил, что путь в пиццерию лежит по северному склоны Филарессы.
Добираться пришлось сложно. Обязательно ошиблись при поисках захода в каньон, затем, упершись в стену у перевала, решили, что мы не туристы - наша цель вершина, а не перевал. Слово-за-слово, и вскоре мы уже рассекали крутые травянистые бастионы. При том, что падать было глубоко, маршрут, в основном, петлял просто. Приходилось страховаться - деревья были под рукой. Однако, одна стеночка в три метра заставила меня попотеть.
Я вспомнил уроки восхождений в Польских Татрах со знаменитым "Травки сшимают" (трава держит). Да, ледовые молотки здесь пригодились бы! Следует дождаться холодов, свежего снега, и позавидуют самые заядлые татерники. В этот раз оставалось надеяться, что травянистые кочки не выскользнут из рук на нависании.
- С вашими джунглями никакого спокойствия, - констатировал Профессор Чечулин на вершине в лучах заходящего солнца. - Поэтому, пиццу я заслужил. И пиво.
- Шуффе бери, - я улыбнулся знакомому слову. - Оно (или ОН) с медом, местного разлива.
Шуршала листва под ногами. Одно ущелье в Казахстане, одно ущелье в Италии - это как любовь. Одна в Прошлой жизни, другая в Нынешней. Туюксу - Вальсериана. Да, других гор может быть много, но очень важно отношение. Долину реки Серио мой друг охарактеризовал на следующее утро:
Мы промчались в верховья для нового восхождения, прошли от машины несколько километров... и я углядел гребень КорноБранкхино.
- У-у-у, б-з-з- з, - разочарованию не было предела. - Слишком просто. Разве ты из-за этого прилетел за три тысячи километров?!
- Я прилетел Фестивалить! - Санек пожал плечами. - Может, тогда обратно? В пиццерию?
Однако, мой взгляд уже метался по незнакомым отрогам гор. Здесь холмы, это пупырь, там козьи тропы... а здесь? Ну-ка, ну-ка!? И я остановил внимание на островерхой пирамиде чуть северней. Ого! Можно порезвиться.
- Думаешь, есть две тысячи метров? - скептически сощурился Александр. - Ну, ладно, погнали туда. Мне все равно, как в пиццерию добираться. А тебе без разницы, куда лезть... раз ничегошеньки не знаешь.
Благословившись принципом " с самого низа до самого верха", мы полезли по кулуарам Восточной грани горы. Основной проблемой стала все та же трава. На сухих колючих стеблях я чувствовал себя, как на льду. Не круто... но удержаться стоило больших усилий.
Я лавировал меж скальных стенок, и сбивая дыхание шкрябал ногами в поисках опоры. Предпочитая иногда лезть по более крутым, но надежным скалам.
- Рад, что крючья взял? - подначивал, зависнув на "перилах", Саша. - Помню, кто-то собирался с одновременной страховкой работать!
- Поговори еще! - вопил я с очередной станции. - Буду заколачивать еще и в промежутках, чтобы ты мучился выбивать. Это не френды с закладками на ходу.
В итоге все завершилось красивым видом с высшей точки. Пошарив джипиэсом, приятель поймал шестнадцать спутников, о чем довольно сообщил:
- Плюс-минус пять метров, и... будет две тысячи сто двадцать.
- Ого!
Быстренько сбежав по Южному гребню, полюбовавшись на бастионы Арреры в контровом свете, мы нырнули в Вальканале. В тенистых местах уже во-всю ощущалась зима. Шуршала под ногами бурая листва. Я вспомнил фильм "Молодость" с его сюрреалистичной рациональностью. Звук опавшей листвы напомнил мне молодые годы, когда с родителями отправлялись в парк... Я бегал в холодном солнце, собирал желтые и красные ладони деревьев, ерошил детскими ботинками огонь листопада.
Поэтому, через пару дней, проводив Александра Чечулина в аэропорт, я снова отправился в Вальканале. Опять на свидание с памятью. То, что для двоих было мало, одному показалось в самый раз. Я быстро пробежался по гребню пика КорноБранкхино, и спустился в сторону озера. Там снова была сухая трава, немножко разрушенных скал. Чуть нервно... однако, показалось привычным. Это была музыка... Как буд-то я слушал Сахалинскую осень.
Шуршала листва под ногами. Ручей свинцовой водой разбрызгивал каскады холода. Стылое солнце пронизывало опустевший лес. Сахалин, Туюксу, Вальсериана - миры, пространства и времена менялись. Колесо крутилось в бесконечность. И такими же бесконечно юными оставались краски. Осень резала сердце, настраивая на новые свежие горизонты.

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/