2018-07-16

Из одной крайности в другую. From one extreme to the other.

Эльбрус гора красивая. И высокая. Понятно, насколько полезно здесь тренироваться... особенно перед поездкой в другие высокие горы. Недаром Сборная СССР по альпинизму полировала склоны Эльбруса в тренировочном экстазе.
Я тоже когда-то... ух! и вода мокрей была, и деревья выше, и камни крепче. Так и пролетели годы в попытках доказать недоказуемое. Поэтому нынче на Эльбрус ехать не хотелось.
"Патамушта" только раскачался до нормального уровня в "технике"... Снова начало "лезться", перестало скользить... в общем - поперло. Однако жизнь диктует свои правила. И в один прекрасный день в команде любителей и любительниц альпинизма под руководством Александра Лутохина мы взгромоздились таки на уровень 5642.
По пути домой ниже Трескола на Серебряном минеральном источнике разговорились с набравшим воду местным. Выглядел он немолодо и очень доброжелательно. Спросил куда и зачем… Мы ответили, что уже с Эльбруса, едем в аэропорт.
- У меня варенье тут, сам делаю, - махнул рукой в салон машины Ахмат. - Продаю по магазинчикам.
- Да? Сколько стоит? - заинтересовались мы.
- Хочешь подарю, возьмите даром? - заулыбался балкарец. - Берите! Для вас не жалко. Это с липой, тут лимонное, а это из ёлки нашей…
Банки выглядели так аппетитно, что мне удалось прихватить аж три. Фотогроваться Ахмат отказался. Но согласился дать номер телефона. Я выпросил в надежде купить варенья при следующем визите. И мы покатили дальше… В тепло долины, в зелень предгорий.
Если разбираться сколько месяцев надо готовиться к серьезной экспедиции, то придется признать некорректность постановки вопроса. Не месяцев, но - лет. Накатывала Ушба. Волна гранита без изъянов.
Именно ее, багровую в рассветных и закатных лучах я пятнадцать лет разглядывал со склона Эльбруса. И планировал, мечтал, готовился… Однако, как обычно, подготовки не хватало.
После Кавказских прелестей наступило похмелье... да позволено будет выразиться. Снова "не лезлось" и "не держалось". Всё-таки, быть сильным и быть ловким - не совсем одно и то же.
Через несколько дней уже другая зелень и тепло выпускали из своих объятий. Альпы Оробие полнились свежестью, красотой летнего вечера. Мы с Машей искали подход к Северной стене Корна-Пьяны.
- Снизу казалось ближе, - расстраивался я. - Прём и прём… Хорошо, что сообразил по тропе срезать.
- Ты на себя весь груз взвалил, вот и не хнычь, - подначила Маха. - Отдай молотки? Или верёвку?
После топтания снегов едва пару раз взявшись за скалу, я решил резко вкатиться в дело. Кинулся в омут очертя голову. Чтобы почувствовать глубину по ногами и вялость рук на зацепах. Поэтому уговорил девушку полезть по крутому бастиону.
Начали в семь. Надо было успеть до ночи. Поэтому времени на переживания не осталось. Пришлось резво лезть по написаниям и нагло страховаться по развалюшной породе. Именно здесь я понял специфику района Валькале, которую мне втолковывал Марио Курнис.
Через триста метров маршрута в полнейшей темноте мы выбрались на вершину. Было одиннадцать. В деревне глубоко под ногами громыхала музыка и плескались огни дискотеки. Праздник был в разгаре.
- Повезло тебе с погодой, - поцеловала меня Маришка. - Снова все снаряжение заберёшь?
- А то! - я самодовольно улыбнулся. - Сэнсей не должна напрягаться. Твое дело учить меня лазить по скалам и колдовать на хорошую погоду!
Утром в рефьюдж как и положено заглядывало солнце, а неподалеку переливалось рябью горное озеро по сенью вершин. Местный “бергамаско” подозрительно похожий на балкарца из Приэльбрусья, широким жестом угощал разными сортами сыра.
Эх! Люблю я эту работу.