2012-08-08

Tian Shan - the first step. Тянь-Шань - шаг первый.

With desire to pass new lines I have arrived to bottom Zailijsky Ala-Tau. Also has tried to operate it is untied, saving time. But! The basic problem in summer months had appeared, that was nobody go in mountains. The majority of Almaty climbers have parted on different corners of light. Someone to Altitude, someone in known technical areas. At many were problems in private affairs … or on the contrary - nonproblems. But I would like to climb. Thus, it is obligatory in Tuyuksu valley because IT last years it turns rear. The mountaineering Home began not to suffice me. «Heart of northern mountains» taking me strongly. To know, that area - with magnificent system of the organisation of ascensions, with good potential, and not to use it – is the carelessness adjoining on nonsense. Here there was my School.
For many years I considered some projects. As possible say «Hoц to close the mind!?» In imagination always there were many interesting lines. So in area there were «new» summits Cold Feathers, Asker, Maria and the Century peak. With routes of different levels. And on some mountains known for a long time, it turned out to look under a special corner. And then in photos of rocky bastions I deduced the additional lines which have been passed with friends. So at us «were» the ways on Octyabrionok and Pioneer, the first line happened on Yoshkar-Ola West face - routes are beautiful and logical.
Hands and soul remembered exciting feeling - to be the first, to make such, that has opened only to me. It is similar to a creativity impulse. As if the artist decides to lower a brush on a canvas, and to spend the, nobody the learnt thread. As a stroke on a picture cloth. Let brains break, let swings open smothering towards to the star sky … but it would be desirable to carry out that has conceived, that does not suffice in a usual life.

- Denis, greetings! - people in Almaty greeted me. - and you that here do?!
The question started me to anger. And to bother. How to answer a question, what the person does at home?!
- Well … we heard, that you have for ever left to Italy! - spoke all. - We congratulate… or will grieve.
- And from what you took, what I there have left?
- Well… so speak, - the interlocutor perplexed made a helpless gesture. - What for you are here?
It reminded a question to the inhabitant of a high-rise building, what for it has appeared at the entrance. Also irritated me. As easily here give up as a bad job my life! Out of sight, out of mind?! After officials of the Ministry of Defence have carelessly closed out eighteen years of my army job… After I heard a tooth scratch of bureaucrats of Federation who did not wish to accept freedom in mountaineering… It became clear, that is clear nothing. I need for myself only and for two tens children of The North Face sport section
Routes around gorge Tuyuksu do not hold out to mega-projects of Karavshin or Aksu. Our mountains are rather modest in sizes. Excess above sea level about four thousand metres. Differences of heights do not indulge in scales - it is possible to note Orjonikidze peak from it six-hundered-meters north face, Noursultan peak and Majakovsky peak with bastions in fifty metres, the Teacher-Pioneer towers, Oktiabrionok and Yoshka-Ola with three-hundered-meters breakages. But if there is a wall site the consciousness remembers it, so it rises abruptly and uncompromisingly. At a sight at peak the Pioneer from bottom the nape sticks to a back; as I can tell about peak Yoshkar-Ola.
The line in Tuyuksu is essentially more difficult compared with routes in other ranges. Well… most of them. So, as example the 5A on Yoshkar-Ola is more active of similar routes on Baychechekey and Iskander Small. And the Smirnovsky route on a southern wall of Pioneer peak for a long time is in mind, because of difficult climbing. By the European-French system it is possible to give to 6b «trad». In general, around Almaty-little gorge is where to gambol to the basic climber. Technical skills it is required more than no matter where. Therefore after trainings in Italy I dreamt to appear at home. Hands «burnt» on rocks. The thinking became as at a mongoose. It would be desirable in fight. And the body harmoniously answered inquiries - was curved and lasted on overhangings, rigidly fixed itself beefy muscles.
The route on Uchitel peak became the first in new short serie of new routes. So it has turned out, that Alexandr Chechulin has agreed to make the company. Squeezed out six-day working week, he, nevertheless, was able to rush sleepy eyes, and early in the morning to roll them out from the car on the ended asphalt road.
- Sanek, darkness to be afraid it is impossible, - for some reason whisper I have told.
- And who is afraid? Nobody is afraid! - he has defiantly declared, clinging a lantern on a forehead. - Darkness is the friend to youth.
- Yepp, - sceptically like the automatic machine I have answered, - in darkness it is not visible physiognomies.
Feet once again we measured a distance to Alpengrad. These platforms turned green a grass, showing global warming. But children from a platoon of Armies of a special purpose about it did not know, obviously, and chilly muffled up in the pea jackets. These fighters only just повылазили from tents and as at masochists looked on Chechulin and me, nervously smoking in sleeves.
- Hello for everybody! - validly I flashed fun, having beheld among young physiognomies person Jury Stepanovich Popenko. It was here a conductor. And only ribs rigid features it was possible to name it a smile.
- Greetings! - has enough responded the Legend. – Where are you going?
- On Uchitel peak. We wish to be kneaded on the 4B, and then pair of new routes to stir up.
- Remarkably. And we here on searches … the person was gone two weeks ago. And us have asked to help with area.
Once the route of Popenko team on the Western wall of peak Przhevalsky has amazed imagination of worldly-wise Soviet climbers. In 1973 I was born. And then Jury Stepanovich has resulted the group on an edge of a rocky buttress in top. It was for thirty eight years until when to me honour to rise on top Przhevalsky on a wall has dropped out. And full of passion Boris Dedeshko and me came to consult at the veteran. And he treated us with abrupt dairy tea. And rigidly laughed, recollecting an old turmoil.
And now, leaving in grey morning, I heard its dry approving smile. So, everything should be in norm.
 
By lake Mametovoj we have risen on couloir to bottom of the Uchitel. Once here it was rather simple, and on a talus along rocks it was possible to hop easily to a southwest buttress. However, several years ago office-workers from Department of Extreme Situations have zealously rolled up sleeves, and have dug through a useful trench about ten metres depth; lake level has gone down. Then the glacier, earlier dumbed water, has sharply moved forward, has fallen, on it was formed more crevasses. Stones slopes around have come to movement also, and have spread downwards. Now the way under Uchitel peak became much more difficult and more dangerous … and from couloir is direct in a cranium huge stones aspire to arrive.
The climbing by an edge was not difficult. In my opinion, this route Would be most simple 4B of the Tuyuksu area. With Alex have quickly enough got out on top, and have run away on rocks on a talus. To return to the same point was imagination business - I have looked for a couloir along to a wall. Soon Alexander and me had to strain crinkles in development of the new concept. As the literary classic has told, it was clear, that is clear nothing.
The matter is that here remained «free» one buttresses. More to the left rose so-called «Priest», the very tall block with a vertical crack on the centre. On the right rised a 4B buttress, just passed «for warm-up». And between them nicely enough withdrew in the sky the licked abrupt crest. Reminding a series of walls with plates, at first sight difficult for climbing and the insurance organisations. I have planned this route about fifteen years ago when alone climbed on a southwest buttress of Uchitel. It was looked beautifully. But «hands did not reach».
We had a bite than the god and Eve, the wife of my friend has sent.
- We will begin from under the «Bum», - I have told. - There it will be easier to get out on «our» crest.
- Did you have gorged on? - Has carefully asked Сашка.
- To satiety. Now I will climb more hard.
However, it has not turned out more hard. Rocks on this route have appeared very convenient for movement and the organisation of points of the insurance. As if someone careful substituted where it is necessary regiments and hung up tram handles. It was simple, despite pair bastions. Because they, monolithic, pleasantly puffed up hooks. Also did not exceed the limit put by care. While I climbed these three cords of an abrupt part the sun caressed shoulders, the warm breeze freshened thoughts. Sanek efficiently shouted, solving where it is better to climb. And on the right and to the left of a buttress the chasm in which the last winter colds have left a trace in the form of ice lenses on rocks gaped.
The abrupt part has come to the end stones couloir. On it with the simultaneous insurance we have got out on a crest conducting towards the Pioneer. And having turned to the right, have reached the top point of Uchitel peak (4045). Alexander has got a mobile phone because of a bosom, has called the wife. And a voice, peremptory has told, that we will try one more route.
- Anything terrible, that five o'clock in the evening! The sun is still high.
- Sanek, tell her, that the car in Tuyuksu we have, - I have reminded.
- Yes! And the car also, - he has smiled. – The lighter is broken.
For all day the poor fellow has not smoked any cigarette. Because the lighter has refused to work. And the devil only knows, why! Clicked, hissed, and it only strengthened just indignation of my friend.
- Next time matches I will take.
So it has turned out, that we again had to go down on the east on a simple way. Having pulled off a cord in a fireplace, we almost run have rushed off to the beginning of a following assumed feat. Here, on a southern wide Uchitel bastion it would be desirable to find simple and logical pass to top. From the couloir core in one hundred metres more low pass points, we have got out towards the coming sun. And it is direct over itself have seen simple walls.
- Shades were already extended, - has told Sanek, thoughtfully displaying on stones a cord. - time would suffice!
- Will suffice, - I cut off. - to a fireplace we will get out, and further road known. On night it is possible to climb.
- I have the small lamp also, - is poisonous Alex has reminded. – In opposite of other man.
I have sighed, and have got into the darkening sky.
Through three simple pitch our tired sheaf has got out on the top part of a fireplace through which there passes a usual route 2А. From here already practically run, gallop jumping on-over fragments of rocks, we have reached quickly top, and have run downwards. There was an important problem to be in time to darkness to fall down on a talus. However, whether day was tightened, whether night did not hurry up. But darkness has found us only in Alpengrad camp. Here same darkly Popenko smiled.
- How are you doing, guys? Descended?
- Yes, everything has turned out, - I have reported. – A problem a minimum have made.
- Is for you a minimum? - The commander who has happened here of a platoon has ironically taken an interest. - We were on foot weigh day went… tired extremely.
In this world every coincidence has the conformity. When the person goes on a true way, leaning on each fact for a following step it grows. And all circumstances during the necessary moment «jump out» to it under feet. Because they are somewhere in mixture of accidents, exist objectively … And each movement pushes together with a new point against which it is possible to lean. As on the passed route on the Left Southwest buttress of Uchitel peak.
 
I think, complexity of the lines passed on twenty second of July, corresponds 3А and 2Б on the system accepted in territory of Kazakhstan, Russia, Ukraine, Georgia and other countries which had the general (Soviet) roots in mountaineering.
--------------------------------------------
--------------------------------------------
С желанием пройти новые линии я приехал к подножию Заилийского Ала-Тау. И попытался действовать развязано, экономя время. Но! Основной проблемой в летние месяцы оказалось, что в горы ходить не с кем. Большинство алматинских альпинистов разъехались по разным углам света. Кто-то на «Высоту», кто-то в известные технические районы. У многих были нескладухи в личных делах… или наоборот – складухи. А мне хотелось заняться горовосхождениями. При этом, обязательно в Туюксу, потому что именно ЭТОГО в последние годы получается редко. Мне стало не хватать домашнего альпинизма. Все сильнее притягивает «Сердце северных гор». Знать, что район – с великолепной системой организации восхождений, с хорошим потенциалом, и не пользоваться этим – беспечность, граничащая с глупостью. Здесь была моя Школа.
В течение многих лет я обдумывал несколько проектов. Как говорится «А мыслишки-то куда девать?» В воображении всегда было много интересных линий. Так в районе «появились» новые вершины Холодные Перья, Аскер, Мария и Век. С маршрутами разных уровней. А на некоторые горы, известные давно, получалось взглянуть под особым углом. И тогда на фотографиях скальных бастионов я выводил дополнительные линии, пройденные с друзьями. Так у нас «нашлись» четверки и тройки на Октябренке с Пионером, первая стенная пятерка на Йошкар-Олу – маршруты красивые и логичные.
Руки и душа помнили будоражащее чувство – быть первым, сделать такое, что открылось только мне. Это схоже с порывом творчества. Словно художник надумывает опустить кисть на холст, и провести свою, никем не познанную нить. Как росчерк по полотну картины. Пусть мозги срываются, пусть распахивается душа навстречу звездному небу… но хотелось выполнять что задумал, чего не хватает в обычной жизни.
- Денис, привет! – люди в Алматы здоровались со мной. – А ты что здесь делаешь?!
Вопрос начинал меня злить. И надоедать. Как отвечать на вопрос, что человек делает у себя дома?!
- Ну… мы слышали, что ты насовсем уехал в Италию! – говорили все. – Поздравляем… или сочувствуем.
- А с чего ты взял, что я туда уехал?
- Ну… так говорят, - растерянно разводил руками собеседник. – Зачем ты здесь?
Это напоминало вопрос к обитателю многоэтажки, зачем он оказался у своего подъезда. И раздражало меня. Как легко здесь ставят крест на моей жизни! С глаз долой – из сердца вон?! После того, как чиновники Минобороны небрежно перечеркнули восемнадцать лет моей службы в армии… После того, как я слышал зубовный скрип чинуш Федерации, кто не хотел принять свободу в альпинизме… Становилось ясно, что ничего не ясно. Нужен я был только самому себе и двум десяткам ребят из спортивной альпинистской секции The North Face.
Маршруты в районе ущелья Туюксу не дотягивают до мега-проектов Каравшина или Аксу. Наши горы сравнительно скромны в размерах. Превышение над уровнем моря около четырех тысяч метров. Перепады высот не балуют масштабами – можно отметить пик Орджоникидзе с его шестисотметровой северной стеной, пик Нурсултан и пик Маяковского с бастионами в четыре сотни метров, массив Учитель-Пионер, Октябренок и Йошкар-Олу с трехсотметровыми обрывами. Зато уж если встречается стенной участок, то сознание его запоминает, настолько он поднимается круто и бескомпромиссно. При взгляде на пик Пионер от подножия затылок прилипает к спине; так же могу сказать о пике Йошкар-Ола.
Сравнительно с маршрутами в других горных системах линии в Туюксу принципиально сложнее. Ну… или большинство из них. Так, пятерка «А» на вершину Йошкар-Ола раза в полтора заковырестей схожих маршрутов на Байчечекей или Малый Искандер. А Смирновская четверка «Б» по южной стене пика Пионер давно стала притчей во языцех, настолько жесткое там лазание. На условных обозначениях по европейско-французской системе можно дать до 6b трэдом. В общем, в районе Мало-Алматинского ущелья есть где порезвиться принципиальному альпинисту. Технических навыков понадобится больше, чем где бы то ни было. Поэтому после тренировок в Италии я мечтал оказаться дома. Руки «горели» на скалах. Мышление стало как у мангуста. Хотелось в бой. И тело гармонично отвечало запросам – выгибалось и тянулось по нависаниям, жестко фиксировало себя накачанными мышцами.
Первым из новой короткой серии «первопроходов» стал маршрут на пик Учитель. Так получилось, что компанию согласился составить Александр Чечулин. Выжатый шестидневной рабочей неделей, он, тем не менее, сумел пробуровить сонные глаза, и ранним утром выкатить их из машины на закончившуюся асфальтовую дорогу.
- Санек, темноты бояться нельзя, - почему-то шепотом сказал я.
- А кто боится? Никто не боится! – дерзко заявил он, цепляя фонарь на лоб. – Темнота друг молодежи.
- Ага, - скептически подобно автомату ответил я, - в темноте не видно рожи.
Ногами в очередной раз мы промеряли дистанцию доАльпенграда. Площадки эти зеленели травой, демонстрируя глобальное потепление. Но ребята из взвода Войск специального назначения об этом не знали, очевидно, и зябко кутались в свои бушлаты. Эти вояки только-только повылазили из палаток, и как на мазохистов глядели на Чечулина и меня, нервно покуривая в рукава.
- А здравствуйте! - уважительно раскатился я весельем, узрев среди молодых физиономий лицо Юрия Степановича Попенко. Он был здесь проводником. И лишь его рубленые жесткие черты лица можно было назвать улыбкой.
- Привет! – довольно откликнулся Легенда. – Вы куда?
- На пик Учитель. Хотим размяться на четверке «Бэ», а затем пару новых маршрутов замутить.
- Замечательно. А мы здесь на поисках… человек две недели назад пропал. И нас попросили помочь в районе.
Когда-то маршрут команды Попенко по Западной стене пика Пржевальского поразил воображение видавших виды советских альпинистов. В 1973 году я родился. И тогда же Юрий Степанович привел свою команду по лезвию скального контрфорса к вершине. Это было за тридцать восемь лет до того момента, когда мне выпала честь подняться на вершину Пржевальского по стене. И полные азарта Борис Дедешко и я приезжали консультироваться у ветерана. А он угощал нас крутым молочным чаем. И жестко посмеивался, вспоминая давнюю заваруху.
Так и теперь, уходя в серое утро, я слышал его сухую одобрительную усмешку. А значит, все должно было быть в норме.
Мимо озера Маметовой мы поднялись по кулуару к подножию Учителя. Когда-то здесь было сравнительно просто, и по осыпи вдоль скал можно было легко доскакать к юго-западному контрфорсу. Однако, несколько лет назад служаки из Департамента Чрезвычайных Ситуаций рьяно засучили рукава, и прокопали полезную траншею около десяти метров глубиной; уровень озера понизился. Тогда ледник, ранее подпруженый водой, резко подался вперед, обрушился, на нем образовалось больше трещин. Осыпные склоны вокруг тоже пришли в движение, и поползли вниз. Теперь путь под пик Учитель стал гораздо сложнее и опасней… а из кулуара прямо в черепную коробку стремятся прилететь здоровенные камни.
Лазание по ребру было не сложным. На мой взгляд, этот маршрут является самым простым из четверок «Б» района Туюксу. Мы с Саньком довольно быстро вылезли на вершину, и сбежали по скалам на осыпь. Вернуться в ту же точку было делом воображения – я давно присмотрел параллельный стене кулуар. И вскоре Александру и мне пришлось напрячь извилины в выработке новой концепции. Как сказал литературный классик, было ясно, что ничего не ясно.
Дело в том, что здесь оставался «свободным» один контрфорсов. Левее поднималась так называемая «Попа», высоченный блок с вертикальной трещиной по центру. Справа дыбился контрфорс 4Б, только что пройденный «для разминки». А между ними довольно симпатично уводил в небо зализанный крутой гребень. Напоминая серию стенок с плитами, на первый взгляд трудными для лазания и организации страховки. Этот маршрут я наметил лет пятнадцать назад, когда в одиночку лазил по юго-западному контрфорсу Учителя. Смотрелся он красиво. Но «руки не доходили».
Мы перекусили чем послал бог и Ева, жена моего приятеля.
- Начнем из-под «Задницы», - сказал я. – Там будет легче на «наш» гребень выбраться.
- Ты наелся? – заботливо спросил Сашка.
- Досыта. Теперь тяжелее лазить буду.
Однако, тяжелее не получилось. Скалы на этом маршруте оказались очень удобными для движения и организации точек страховки. Словно кто-то заботливый подставлял где надо полки и вешал трамвайные ручки. Было просто, несмотря на пару бастионов. Потому что они, монолитные, приятно топорщились зацепами. И не превышали положенного осторожностью предела. Пока я лез эти три веревки крутой части солнышко ласкало плечи, теплый ветерок освежал мысли. Санек деловито покрикивал, решая куда лучше лезть. А справа и слева от контрфорса зияла бездна, в которой прошедшие зимние холода оставили след в виде ледовых линз по скалам.
Крутая часть завершилась осыпным кулуаром. По нему с одновременной страховкой мы выбрались на гребень, ведущий в сторону Пионера. И повернув вправо, достигли верхней точки пика Учитель (4045). Александр выудил из-за пазухи мобилу, позвонил жене. И голосом, не терпящим возражений сказал, что мы будем пытаться еще один маршрут.
- Ничего страшного, что пять часов вечера! Солнце еще высоко.
- Санек, ты скажи, что у нас машина в Туюксу, - напомнил я.
- Да! и машина тоже, - улыбнулся он. – Только зажигалка поломана.
За весь день бедолага не выкурил ни одной сигареты. Потому что зажигалка отказалась работать. А черт его знает, почему! Щелкала, шипела, и этим лишь усиливала праведное негодование моего приятеля.
- В следующий раз спички возьму.
Так получилось, что нам снова пришлось спускаться на восток по простому пути. Сдернув веревку в камине, мы почти бегом помчались к началу следующего предполагавшегося подвига. Здесь, по южному широкому бастиону Учителя, хотелось найти простой и логичный проход к вершине. Из основного кулуара сотней метров ниже перевальной точки, мы выбрались в сторону заходящего солнца. И прямо над собой увидели несложные стенки.
- Тени уже вытянулись, - сказал Санек, задумчиво раскладывая по камням веревку. – Хватило бы времени!
- Хватит, - отрезал я. – До камина выберемся, а дальше дорога известная. По ночи можно лезть.
- А у меня фонарик есть, - ядовито напомнил Алекс. – В отличие от некоторых.
Я вздохнул, и полез в темневшее небо.
Через три несложных питча наша усталая связка выбралась на верхнюю часть камина, через который проходит обычный маршрут 2А. Отсюда уже практически бегом, галопом прыгая по-над обломками скал, мы домчались до вершины, и побежали вниз. Была важная задача успеть до темноты свалить на осыпь. Однако, то ли день затянулся, то ли ночь не торопилась. Но темнота застала нас лишь в лагере на Альпенграде. Здесь сумеречно улыбался все тот же Попенко.
- Как дела, парни? Сходили?
- Да, все получилось, - доложил я. – Задачу минимум сделали.
- Это для вас минимум? – иронично поинтересовался случившийся здесь же командир взвода. – Мы вон пешком весь день ходили… ушатались в хлам.
В этом мире все совпадения имеют свое соответствие. Когда человек идет по верному пути, опираясь на каждый факт для следующего шага, то он растет. И все обстоятельства в нужный момент «выскакивают» ему под ноги. Потому что они есть где-то в смешении случайностей, существуют объективно… И каждое движение сталкивает с новой точкой, на которую можно опереться. Как на пройденном маршруте по Левому Юго-Западному контрфорсу пика Учитель.
Думаю, сложность пройденных двадцать второго июля линий, соответствует 3А и 2Б по системе, принятой на территории Казахстана, России, Украины, Грузии и других стран, имевших общие (советские) корни в альпинизме.

No comments:

Post a Comment

оставьте Ваш комментарий

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/