2012-08-15

Tian-Shan. The second step. Тянь-Шань. Шаг второй.


Everyone in a life had the difficult moments connected with pressure of society. When there are some elements of a public life which should be perceived as a reality, not dependent on own forces. Because interests of collective it is more important than the person. And with it it is necessary to be considered, as with an attraction of a planet or revolution of the season in Almaty. Then there is no sense to struggle for the selfish rights, and it is necessary to try as it is possible to acquire is easier a lesson, and to find a way to leave from under blow, to keep nerves - and society.
 Approximately herein I reflected at a window. Day drooped. Before me even more sad walls new-raised institute rose glossy, but from that. That is, under the plan the next HIGH SCHOOL … Actually here relied, last year to me became on-drum, whom and to that here are going to learn. Because my dwelling have transformed into a ghetto. Other comparison on mind did not come. From racks and windows in apartment were looking builders-Uzbeks. And mild compassionate students - from distance of thirty metres will soon yawn at lectures. The general parking place before the house have fenced with columns, have survived all local who within eleven years came to (himself). I felt kick to a corner.
 The smart panorama of mountains has appeared is crossed out by coarse grandiosity. Still one year ago it was visible snow-white tops Zailijsky Ala-Tau. They locked horizon in the south. And the ascending sun, nothing hesitating, threw generous beams on crests of gorge of the Tujuk-sou and on a ceiling of my apartment. All it has sunk into the past. There was only a ghetto, stinking air, expectation of winter as punishment from above for humble hot summer, and understanding of the otioseness.
Nevertheless, my world existed. Somewhere there was pure air, wide kinds, there were the people not anxious by mercantile questions. And it was possible to touch it - there, in mountains. Therefore, on Friday on July, 27th with Vitaly Komarov stood in a kind of a wall of Maria peak. Also estimated, what interesting it is possible to desire here.
- Today I work as the first, ahead, - he has told.
- From what it? - I have smiled, but have internally strained. It was self-confident from the partner. I too would like to work ahead. - Under a wall we will approach, we will understand.
However, when we have thrown a coin at the route beginning, was found out, that Vatalka is lucky. If a coin problem was to fall to an edge it should be. But deal has appeared for small - opening a palm, I have seen «number», eloquently offering to me to climb the second. And to my friend to put on rocky shoes and to take away rocky "iron-items". And to be in the lead from here and till the evening.
Directly in front of us from wide stones saddle the bastion rose. It is impossible to tell, that it was very abrupt, I can not assert, that its line bordered on concept of an ideal. But the pyramid was interesting and logical. From below to top the sight "ran" on one breath, not trying to discover a lace. Also it would be desirable to burn forces. So I have envied a lot.
- Beautiful krack, hands in other direction, - muttered Vitaliy for himself. - Aha, on feet brige. As a step now…
It climbed on two cords. Because, assuming route pathfinding, we had the right to count on unlimited quantity of "live" stones. So it also was, is final … but - on a trifle! The bastion has been created on conscience. Millenia have loosened all large blocks, and увалили to bottom. And stones that remained in grooves, it was possible to dump on the parties. Only in one place when I have made a step from station aside, directly in metre from me it is not known whence the cobble-stone - on that place where I before stood second has crashed down. So I поежился, and with doubt have had a look in the grey sky. Perhaps a meteorite?
Just during this moment Vitalka climbed overhanging. Here there was a beginning of a characteristic crack in the top part of an edge. It was most brightly taken a detached view meteorological stations Mynjilki several days ago. Then I showed to Sasha Chechulin the ideas on our area. Vitaliy, whistling, has passed through a side, it is horrible fixed by shoulders, and has disappeared somewhere away.
- One of your bookmarks fingers has got, - I have discontentedly murmured, when подлез on the following point of the insurance. - you so do not joke more!
- Now not to jokes, Den, - it has giggled. - here, have a look that from the West pulls.
The lowering sky periodically dropped on our shoulders of a drop of a rain. However, when the bastion has come to the end, and we have got on a crest, someone from above has decided, that it is enough freebie. And on our share water streams have rushed, licking rocks. And in half an hour the ice crumb was added. It funny knocked on a helmet, jumped on hooks. And with opposite rustle flew down along a cord. And Vitaliy climbed.
«If that - I will jump to the right, - I thought, observing a silhouette disappearing in a foggy haze. – He can fade to the left from a crest, and I jump for the other side with cords».
- A hook! - grey emptiness interrupted my reflexions. - is more free!
«I will not jump, - I have with relief sighed. - all the same, line it is not visible».
Only before top the sky hardly has taken pity. Perhaps the meteorite was surplus? And the thundercloud has deviated to the south, that extremely seldom happens in gorge Tujuksu. Snow-covered tops became visible. Molodejnaya mount, Zoes peak, Tuyuksu, Alpengrad spurs - everything was covered by a grey veil. It that ice crumb that Maria only has got three minutes to peak has laid down. Here it has thawn, and there, similar, was dug round for a long time.
The abrupt part of mountain was limited to four cords. Hardly having passed two gendarmes of fifteen and twenty metres, we have got out on wide осыпной a crest, and on it have reached a rocky tower. Actually, it was possible to name its tower only having specified - "disorganised". The top part of mountain, appear, has given under time cargo. I remembered this piece, because here deduced a route 1B. By a southern part. And through fifty metres simple лазания we have appeared at top. Also have shaken each other hands.
- I congratulate on passage of a new route, - I have smiled.
- Is possible to go down by feet?
- Yes, here stone couloir deduces.
- Then also I congratulate you! - has told Vitaliy.
It were pleasant emotions. Out of mass meetings, without finding-out «who is guilty» and «what to do». It was freedom in that kind as we understood it. Виталя was glad, that it was possible to climb through the first, that it has turned out to realise the forces. I was happy, that have climbed through the second, that realised idea. One more beautiful logical line 3B complexity categories. The way all became complicated, and following step it was possible to plan a new coil. For now … to drink a drink to tea, to estimate Maria peak as one more independent phenomenon among coincidence. We have gone down back to the beginning of the Southwest bastion. Also have afforded some minutes of rest. The bastion dried after a rain - directly on rock eyes changed colouring from dark and glossy to more light lines.
- This mountain you named in honour of the daughter? - Has asked  Komarov. –Maria peak.
- Yes, in honour of the best little girl on light, - I have answered. - it already in school goes. Perhaps sometime learns and about our route.
- By the way, you know, what at my girlfriend tomorrow Birthday?
- Yes well? I congratulate.
- Precisely, - it because of a bosom has perplexedly pulled a cellular telephone. - I promised to it to sweep today in shop … to buy a food, to help to prepare sweets!
- AND?
- And here I am, - have only smiled Vitalia.
- She will understand! - I have patted it shoulder. - if loves, will understand. Also will forgive.
Again it was necessary home, in a city. Again to solve social questions. It is good, what not ethical. I have recollected, how two years ago we with Komarov climbed a new line on Talgar peak. Then I so have categorically declared, that I will work as the first! Vitaliy climbed by the second. Then … Devil take it! Here it - ethics. Today there was its right to work on a route the first. And if the coin could fall asleep on an edge and would happen. We How many would not solve that lot, the destiny would specify in my friend.
I have thrown Vitaliy to an entrance, have wished Anna of good luck in Birthday preparation. Has flown under Abai prospectus to the other part of Almaty. Has again driven to the house from an underside, has again got out in a dirt, has admired a magnificent construction from concrete, glass and the plastic, closing mountains. Has recollected … where already saw similar. It was style of the Chinese super-modernism. Then with Sergey Samoilov we wandered between faceless buildings of industrial region of a city of Urumchi. And with humility perceived a life circle - a reality, payment on a way to the light future. It was necessary to be pulled out simply therefrom because conditions in this society did not suit us. And to arrange revolutions we there were not masters. And consequently have dashed away on the Broad-peak face - not to spoil nerves to itself and associates.
------------------------------------------------------------
 
------------------------------------------------------------
У каждого в жизни случались сложные моменты, связанные с давлением социума. Когда возникают некоторые элементы общественной жизни, которые приходится воспринимать как данность, не зависящее от собственных сил. Потому что интересы коллектива важнее личности. И с этим приходится считаться, как с притяжением планеты или сменой времен года в Алматы. Тогда нет смысла бороться за свои эгоистичные права, а надо постараться как можно проще усвоить урок, и найти способ уйти из-под удара, поберечь нервы – себе и социуму.
Приблизительно в таком ключе я размышлял у окна. День клонился к закату. Передо мной поднимались глянцевые, но от того еще более унылые стены новостроенного института. То есть, по плану здесь полагался очередной ВУЗ… Собственно, в последний год мне стало по-барабану, кого и чему здесь собираются учить. Потому что мое жилище превратили в гетто. Другого сравнения на ум не приходило. Со стеллажей и окон в квартиру пялились строители-узбеки. А скоро будут зевать на лекциях кроткие сердобольные студенты – с расстояния тридцати метров. Общую автостоянку перед домом огородили столбами, выжили всех местных, кто в течение одиннадцати лет приезжал к себе. Я чувствовал загнанность в угол.
 Шикарная панорама гор оказалась перечеркнута аляповатой помпезностью. Еще год назад было видно белоснежные вершины Заилийского Ала-Тау. Они запирали горизонт на юге. А восходившее солнце, ничем не стесняясь, бросало щедрые лучи на гребни ущелья Туюк-су и на потолок моей квартиры. Все это кануло в прошлое. Осталось лишь гетто, смрадный воздух, ожидание зимы как наказание свыше за покаянное жаркое лето, и понимание своей никчемности.
Тем не менее, мой мир существовал. Где-то был чистый воздух, широкие виды, встречались люди, не озабоченные меркантильными вопросами. И к этому можно было прикоснуться – там, в горах. Поэтому, в пятницу 27 июля с Виталием Комаровым стояли в виду стены пика Мария. И прикидывали, что интересного можно здесь накуролесить.
- Сегодня, чур, работаю первым, - сказал он.
- С чего это? – я улыбнулся, но внутренне напрягся. Это было самоуверенно со стороны напарника. Мне тоже хотелось поработать впереди. – Под стену подойдем, разберемся.
Однако, когда мы кинули монету у начала маршрута, выяснилось, что Виталька везунчик. Если бы задачей монеты было упасть на ребро, то она так и поступила бы. Но дело оказалось за малым – открывая ладонь, я увидел «решку», красноречиво предлагавшую мне лезть вторым. А моему другу надевать скальные туфли и забирать скальное «железо». И лидировать отсюда и до вечера.
Прямо перед нами от широкой осыпной седловины поднимался бастион. Нельзя сказать, что он был очень крутым, не могу утверждать, что его линия граничила с понятием идеала. Но пирамида была интересной и логичной. Снизу до верха взгляд «пробегал» на одном дыхании, не выискивая кружева. И хотелось сжигать силы. Так что я позавидовал жребию.
- Красивый отщеп, руки в одкидку, - бормотал Виталя сам для себя. – Ага, на распор ногами. А теперь шаг…
Лез он на двух веревках. Потому что, предполагая первопрохождение маршрута, мы были вправе рассчитывать на энное количество «живых» камней. Так оно и было, конечно… но – по мелочи! Бастион был сотворен на совесть. Тысячелетия расшатали все крупные блоки, и увалили к подножию. А камешки, что оставались в пазах, можно было сбрасывать по сторонам. Лишь в одном месте, когда я сделал шаг со станции в сторону, прямо в метре от меня неизвестно откуда грохнулся булыжник – на то место, где я секундой ранее стоял. Так что я поежился, и с сомнением поглядел в серое небо. Может, метеорит?
Как раз в этот момент Виталька лез нависание. Здесь было начало характерной трещины в верхней части ребра. Именно она ярче всего смотрелась со стороны метеостанции Мынжилки несколько дней назад. Тогда я показывал Саше Чечулину идеи по нашему району. Виталя же, насвистывая, перевалил через грань, жутковато расклинился плечами, и исчез где-то далеко.
- Одну из твоих закладок пальцами достал, - недовольно пробормотал я, когда подлез на следующий пункт страховки. – Ты так не шути больше!
- Теперь не до шуток, Ден, - хихикнул он. – Вот, погляди что с запада тянет.
Хмурое небо периодически роняло на наши плечи капли дождя. Однако, когда бастион завершился, и мы полезли по гребню, кто-то сверху решил, что халявы достаточно. И на нашу долю хлынули потоки воды, зализывая скалы. А еще через полчаса добавилась ледовая крошка. Она забавно стучала по каске, прыгала на зацепах. И с противным шорохом стекала вдоль веревки. А Виталя лез.
«Если что – прыгну вправо, - думал я, наблюдая исчезавший в туманной мгле силуэт. – Он может слинять влево с гребня, а я с веревками сигану на другую сторону».
- Крюк! – прерывала мои размышления серая пустота. – Свободнее!
«Не буду прыгать, - облегченно вздохнул я. – Все равно, ни черта не видно».
Только перед вершиной небо чуть смилостивилось. Может, метеорит был избытком? И грозовая туча отклонилась к югу, что крайне редко случается в ущелье Туюксу. Стали видны заснеженные вершины. Молодежная, Зои, Туюксу, отроги Альпенграда – все было подернуто серой пеленой. Это легла та самая ледовая крошка, что досталась пику Мария лишь тремя минутами. Здесь она растаяла, а там, похоже, окопалась надолго.
Крутая часть горы ограничилась четырьмя веревками. С трудом перевалив два жандарма пятнадцати и двадцати метров, мы вылезли на широкий осыпной гребень, и по нему достигли скальной башни. Собственно, назвать ее башней было можно лишь уточнив - «разваленная». Верхняя часть горы, казалось, просела под грузом времени. Этот кусок я помнил, потому что сюда выводил маршрут 1Б к.сл. по южной части. И через полсотни метров простого лазания мы оказались на вершине. И пожали друг другу руки.
- Поздравляю с прохождением нового маршрута, - улыбнулся я.
- Спускаться пешком?
- Да, сюда осыпной кулуар выводит.
- Тогда и я тебя поздравляю! – сказал Виталя.
Это были приятные эмоции. Вне массовок, без выяснения «кто виноват» и «что делать». Это была свобода в том виде, как мы ее понимали. Виталя был рад, что довелось пролезть первым, что получилось реализовать свои силы. Я был доволен, что пролез вторым, что реализовал идею. Еще одна красивая логичная линия 3Б категории сложности. Путь все усложнялся, и следующим шагом можно было планировать новый виток. А пока… выпить глоток чаю, оценить пик Мария как еще одно независимое явление в ряду совпадений. Мы спустились обратно к началу Юго-Западного бастиона. И позволили себе несколько минут покоя. Бастион обсыхал после дождя – прямо на глазах скалы меняли окраску из темной и глянцевой к более светлым линиям.
- Эту гору ты назвал в честь дочери? – спросил Комаров. – Пик Мария?
- Да, в честь самой лучшей девчонки на свете, - ответил я. – Она уже в школу ходит. Может, когда-нибудь узнает и про наш маршрут.
- Кстати, ты знаешь, что у моей подруги завтра День Рождения?
- Да ну? Поздравляю.
- Точно, - озадаченно потянул он из-за пазухи сотовый телефон. – Я обещал ей сегодня прокатиться в магазин… чтобы купить продуктов, помочь готовить вкусности!
- И?
- И вот я здесь, - только и улыбнулся Виталя.
- Она поймет! – похлопал я его по плечу. – Если любит, то поймет. И простит.
Снова предстояло домой, в город. Снова решать социальные вопросы. Хорошо, что не этические. Я вспомнил, как два года назад мы с Комаровым лазили новую линию на Талгар. Тогда я так безапелляционно заявил, что буду работать первым! Виталя лез вторым. Тогда… Черт возьми! Вот она – этика. Сегодня было его право работать на маршруте первым. И если бы монете было суждено застыть на ребре, то так и случилось бы. Сколько бы не решали мы тем жребием, судьба указала бы на моего приятеля.
Я докинул Виталю к подъезду, пожелал Анне удачи в подготовке Дня Рождения. Промчался по проспекту Абая на другую сторону Алматы. Опять подкатил к дому с обратной стороны, снова вылез в грязь, полюбовался на великолепное сооружение из бетона, стекла и пластика, закрывавшее горы. Вспомнил… где уже видел подобное. Это был стиль китайского супер-модернизма. Тогда с Сергеем Самойловым мы бродили меж безликих зданий промышленного района города Урумчи. И со смирением воспринимали  круг жизни – реальностью, расплатой на пути к светлому будущему. Надо было просто-напросто вырваться оттуда, потому что условия в этом социуме нас не устраивали. А революции устраивать мы были не мастера. И поэтому умчались на стену Броуд-пика – дабы не портить нервы себе и окружающим.

No comments:

Post a Comment

оставьте Ваш комментарий

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/