2012-02-23

Piolet d'Or. Золотой Ледоруб.




- Когда мир концентрируется в одну точку достижения результата, тогда отказаться от него бывает очень сложно. Тогда работаешь в одном направлении, ментально становишься подобен рельсу… и это опасно. И это увлекательно. Потому что тогда ситуация выходит из под контроля, и не надо прилагать усилий для движения вперед.

Так происходит – я словно наблюдаю за идеями, живу независимо от своей лени и сомнений.

Атака на зимнюю Нанга-Парбат не сложилась в такой ключ. Зима ставила ловушки, не было возможности катиться вперед. 26 января мы установили Третий Лагерь на высоте 6500 метров, но продвинуться выше по новому маршруту не получилось. Потому что не хватило удачи… чуть-чуть, самую малость.

Но летом 2011 года ситуация была необратимой, и мы прошли маршрут на пик Победы по Северной стене. Тут можно прочесть о пяти днях. Этот маршрут получился из разряда таких, что наполняют смыслом всю карьеру спортсмена. Во всяком случае, в 1993 году, когда я смотрел на него впервые, то даже представить не мог себя думающим о попытке восхождения. А теперь знаю, что сумел сделать эту линию.

- Когда горы не принимают, когда безумие спорта теряет границы переживания, то сердце находит покой дома. Возвращаться, возвращаться, и еще раз возвращаться… Так сложилось, что приходить мне пока удавалось, раз я пишу эти строки. Иногда обратный путь совершался в чужих руках, в носилках или вообще на волокушах. Но он всегда был, и заканчивался дома. Уж не знаю, что ценнее для меня самого, что ценнее для других – бесславное отступление или героическая гибель. Вопрос тонкий, и его никогда не получается решить априори.

Сделать шаг всегда трудно, и можно найти много причин, почему он не был сделан. Если искатель приключений идет вперед и гибнет, то окружение переживает, раскаивается в свое халатности, обвиняет погибшего в отсутствии осторожности… находится несколько причин неудачи.

Но если шаг вперед сделан вопреки всему, и достиг успеха, тогда можно рассчитывать, что никто не вспомнит, с чего все начиналось. Пусть даже шансы на успех были мизерными. И никто не похвалит за осторожность. Наоборот, возникнет полное одобрение решимости и целеустремленности. Так что, как я уже говорил выше, все попытки моральных анализов являются, по сути, демагогией. И будет только вершина Гашербрума-2, как первое зимнее восхождение на 8000 м в Пакистане.

- Несколько дней назад я получил письмо от Кристиана Троммсдорфа, председателя Комитета по организации фестиваля Piolet dOr. В нем было сообщение, что линия пика Победы оказалась в числе номинантов на главную премию мира «Золотой Ледоруб». На сайте Моунтайн.ру можно прочесть об этом в общем, так сказать, контексте – там можно получить полную картину происходящего.

Я вспомнил, как впервые поехал туда – по приглашению на Пиолет д’Ор в 2005 году. После полного равнодушия в нашем казахстанском коммьюнити, где меня считали ненормальным, я почувствовал разницу. Оказалось, что есть горовосходители и журналисты, которым интересны новые маршруты на восьмитысячники, восхождения, совершенные в альпийском стиле. Что такой экстремальный альпинизм волнует людей, стоявших у истоков, державших руку «на пульсе».

Когда итальянцы поздравляли нас с Сергеем Самойловым с прохождением Южной стены Броуд-пика, то похлопывая по плечам восторженно заявили, что мы тянем на Золотой Ледоруб. Ребята смеялись, а мы даже не думали о призах и награждениях… Тот рубеж стал очень важной вехой, и восхождение прошло на грани фола. Но мы рискнули, и победили, поэтому было не важно, какую выбрали тактику и погоду.

Премию Piolet dOr я получил с Борисом Дедешко за восхождение 2009 года. Там было очень красиво и интересно, сверкала улыбка Месснера и фотовспышки, гремела музыка и аплодисменты. Я не гонюсь исключительно за кубками, но такое внимание было приятно. Каждый спортсмен-альпинист имеет право на минуту признания. Нам с Борькой повезло, удалось достичь вершины, и стоять в лучах софитов на сцене в Шамони.

И теперь, когда я получил письмо Троммсдорффа, то вспомнилось дикое мгновение на вершине пика Победы. Как мы стояли там с Генкой Дуровым, после прохождения невероятного маршрута длиной в восемнадцать лет.

После зимней экспедиции на Нанга-Парбат я вернулся домой. Долго думал, где же он… Пришел к мысли, что мой дом там – где моя жена Ольга. Вместе с ней мой дом на Сахалине, в Италии, в Казахстане, в Рязани… И значит, мир не замкнут однообразием. Потому что свобода, которую дарит альпинизм, это самое важное, что в нем есть.

-------------------------------------------------------------------------------

-------------------------------------------------------------------------------

- When the world concentrates in one point of achievement of result then to refuse it happens very difficult. Then you work in one direction, become mentally similar to a rail… both it is dangerous. And it is fascinating. Because then the situation leaves from under the control, and it is not necessary to apply efforts for advance.

So occurs - observe of the ideas, I live despite of the laziness and doubts.

Attack on winter Nanga-Parbat has not developed in such key. The winter put traps, there was no possibility to slide forward. On January, 26th we have established the Third Camp at height of 6500 meters, but to promote above on a new route it has not turned out. Because there was no good luck … slightly, just a little.

But summer of 2011 the situation was irreversible, and we have passed a route to Pobeda peak by The North face. Here it is possible to read about five days. This route has turned out from the category such, that fill with sense all career of the sportsman. Anyway, in 1993 when I looked at it for the first time even could not present myself thinking of ascension attempt. And now I know, that was able to do this line.

- When mountains do not accept, when madness of sports loses experience borders heart finds rest of the house. To come back, back, and once again to come back … So has developed what to come to me while it was possible, time I write these lines. Sometimes the way back was made in another's hands, in a stretcher or in general on drag harrows. But it always was, and came to an end at home. I do not know, what is better for me, what is better for others - disgraceful deviation or heroic destruction. Thin, and it never it turns out to solve a question a priori.

To make a step always it is difficult, and it is possible to find many reasons why it has not been made. If the adventurer goes forward and perishes, the environment worries, repents in the a negligence, accuses the victim of absence of care … there are some reasons of failure.

But if the step forward is made contrary to everything, and has achieved success then it is possible to count, that nobody will recollect, with what all began. Let even chances of success were scanty. And nobody will praise for care. On the contrary, there will be a full approval of determination and purposefulness. So, as I already spoke above, all attempts of moral analyses are, as a matter of fact, demagogy. We’ll have just only Gasherbrum-2 summit, as a first success on 8000 m in Pakistan.

- Some days ago I have received the letter from Christian Trommsdorfa, the chairman of Committee on festival «Piolet d’Or». In it there was a message, that the line of Pobeda peak has appeared among nominees on the main award of the world «Gold Ice-axe». On site Mountain.ru it is possible to read about it in general, so to say, a context - there it is possible to receive a full picture of an event.

I remember, how for the first time have gone there - under the invitation on Piolet d’Or in 2005. After full indifference in our Kazakhstan community where me considered abnormal, I have felt a difference. It has appeared, that there are mountaineers and journalists to whom new routes on 8000 m peaks are interesting, the ascensions made in the Alpine style. That such extreme mountaineering excites the people standing at sources, holding a hand «on pulse».

When Italians congratulated me and Sergey Samoilov about passage of the Southern wall of Broud-peak patting on shoulders enthusiastically have declared, that we pull on Gold Ice-axe. Guys laughed, and we did not think at all of prizes and rewardings … That boundary became very much a major landmark, and the ascension has passed on the verge fold. But we have risked, and have won, therefore it was not important, what have chosen tactics and weather.

Piolet d’Or award I have received with Boris Dedeshko for an ascension of 2009. There it was very beautiful and interesting, Messner smile and flashlights sparkled, music and an applause rattled. I do not pursue exclusively cups, but such attention was pleasant. Each sportsman-climber has the right to a minute of a recognition. To us with Borka has carried, it was possible to reach tops, and to stand in beams of spotlights on a scene in Chamonix.

And now, when I have received letter of Christian Trommsdorff the wild instant at top of Pobeda peak splash in my memory. As we stood there with Genka Durov, after passage of an improbable route in length to eighteen years.

After winter expedition on Nanga-Parbat I have come back home. Long thought, where is it… Has come to thought, that my home there - where is my wife Olga now. Together with her is my house on Sakhalin, in Italy, in Kazakhstan, in Ryazan … That is, the world is not closed monotony. Because freedom which gives mountaineering, this most important, that in it is.

No comments:

Post a Comment

оставьте Ваш комментарий

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/