2011-12-25

Autumn parties -2. Осенние встречи - 2




Having arrived to Krakow, Olga has efficiently developed shoulders. At the girl it turned out to be independent and strong, but - it is obvious, since the childhood - in it there lived uncertainty before new places. It was pleasant to Olga, when conditions were familiar to her. Therefore, in the Polish city was felt easier - two years ago we have visited Krakow.

- Two days… m-m-m, - she has whimsically inflated sponges. - only two days in such fine city!

- But, perfect days! - I have encouraged her.

visit to new home of Krzisztof Wielicki

Me have invited for participation in the Krakow film festival. Certainly, has carried, that was possible to be a character of one of these actions - a video-plot, mounted by Cory Richards. After a winter ascension on Gasherbrum-2 the friend has decided to be engaged in creativity in another ипостаси, and has given out to the world the brilliant project under the name «COLD». Few times also my physiognomy there has flashed. And on the most prestigious outdor-film festival in Canada this film has received Grand prix. So in one of autumn days I have woken up with sensation of an involvement into a film actor life.

Voitek Kurtika and me
But the main thing, certainly, was that in Poland sports and rest kinds on the nature are very popular. Was wet, the car rolling on a roadway periodically sprayed water from pools, people around went in wind-shelter jackets, with backpacks - so as if half of inhabitants of Krakow consisted of tourists and climbers. Affected, it is obvious, that in a city there lived many students. The life of wanderers, therefore the majority is peculiar to youth preferred to use practical and convenient clothes for fidgets.

Ewelina with brother and me

Boguslaw Magrel with Ewelina and her younger brother Shimon were in a lobby. Here on tables among a lobby of bohemian stands it was possible to wander hours. Presented all - from The North Face to CAMP, from La-Spotriva to Acerbis … that has very much pleased. Among stands confident admirers of extreme sports scurried about, and взвешенно estimated, as as it is possible to involve in the future. Brands used attention. But as with laughter has told Ewelina, my books drew not smaller interest. I have been sold for days of festival about one and a half hundreds, and with pleasure sign autographs for memory to beautiful girls.

- Understand, - it was necessary to explain, - it is very interesting, who reads these books. Please, speak, who you and than are engaged … Then the advantage will be.

A little-bit late at night we rolled by the car on a line aside Wroclaw. Boguslaw, a huge figure hanging over instrument panel Opel-corsa, explained business management bases in Poland.

- And then I have understood what to achieve all it is necessary most - nobody will help. Now in our Club were involved more ten thousand people.

- Not only mountaineering, - I have thoughtfully twisted a nose.

- You said, that mountains, it is freedom, - have grinned Boguslaw. - to Everyone the.

- It is interesting, when you all are in time?!

- Is a problem, - he has laughed. - but it is good. Both as the guide to work, and books to let out, and most on eigth-thousanders to climb. You know, Denis.

Olga anm me in Poland

He said my name the same as also the majority of climbers of the West - with an ascent on the first syllable. But somehow on especial because it sounded in the general context of Russian - Boguslaw perfectly spoke on it.

- And gasoline will suffice?

- What? - It was led Boguslaw in reflexion of light of headlights. - has not understood.

- Gasoline, - I have stuck with a finger towards the instrument panel. - at you the arrow on zero dangles.

- Yes well?! Improbably! Has forgotten!

Boguslaw and Olga in Wroclaw

In the heat of conversation Boguslaw has at all got rid of all conventions and realities of the usual world. And now we were not clearly where, the dark Polish earth… around laid and it was not clear, in what party to search for a gas station.

- Ewelina! - has suddenly dawned upon my friend.

- What «Ewelina»? - Has asked from back sitting Olsha.

- We will call it, we will wake, - dialling number by a mobile phone, the Polish has smiled. - let in internet will look by map, where to us to go.

Above the cafedral of Wroclaw

To understand it was necessary long enough … first, it is simple because it was not clear, where there is a car. But as a result all has dared safely, among one of settlements we have found refuelling, have bought for calm of nerves on a chocolate, and we have rolled in o'clock in the morning on suburb Wroclaw.

This city was my favourite settlement, located on plain. Here all is beautiful, and the river Oder with stately is musical-thoughtful bends sings century songs occupying Wroclaw to gnomes. They in number of almost two hundred persons picturesquely spend time in streets. These small beings from bronze show character - who sleeps at an input in hotel who sits at a lattice, and someone swarms up lampposts. Thus, every night, hardly on a city darkness falls, gnomes vary roles. Secretly from people they run across from a place into place, hiding in cellars and mines. After all each of them should and eat to a sailing at restaurant, and to wash socks in the river, and to marry on unique among them to the girl-gnomke. To it, it appears, it is the heaviest. But the rests manage to make many interesting affairs.

Pan Bogdan Jankowski and Alex Lvov

Except gnomes in Wroclaw there lives pan Bogdan Yankovsky and another of one hundred thousand people. On winter expedition of 2003 on К2 where pan Bogdan was responsible for work of electronic devices, only this part of expedition has done without problems. And now he has met me and Olga with inherent wisdom.

Andrzej Zawada (photo from archive of pan Bogdan)

Professor Yankovsky teaches all life in Polytechnical university of a native city. For numerous прогулы on expeditions it has received write-offs of six years of the seniority. But has visited one million interesting places on a planet, making ascensions on tops, and helping Andrzej Zavada to organise great winter projects in the Himalayas. In the evening I have been invited in its institute where told youth about wonderful days on Tjan-Shang as in foam and fear climbed on Northern wall of Pobeda peak with what pleasure then looked at flowers and women, and quiveringly went to Korea on delivery Asian Piolet d’Or…

In a way back from Wroclaw pan Bogdan has planted us in a train. Early in the morning, timidly crumpling in a hand a cap, it has got in the car, and delicately silently having said goodbye, with a lovely smile has disappeared. But, according to Boguslaw, it was necessary to leave structure in Katowice because further it went very slowly, and, after arrival on station, to Olga and me it was necessary long and to reach tiresomely in the opposite direction the airport… and the plane to wait would not become. Therefore in Katowice us has intercepted Ewelina. In a short skirt it has fluttered out from crowd on the area, and is resolute shaked a shock of disturbing hair towards a parking:

- Let’s go to my minivan!

At the wheel smart bus it was looked touchingly and sensitively. Also drove on crossroads and traffic lights it is dashing, at all not reminding that shy little girl, that participate at festival in Zakopane. So, no! Here she was in right conditions - like a fish into water.

- Forgive, that was late, - through a diesel engine rumble has grinned Ewelina.

- You are perfectly in order? - Olga has asked.

- Yes! The key to the lock has not approached in a hostel! The girlfriend has left on employment, and keys have mixed … I could not leave.

- Yes well!? - I was surprised. - and than has come to the end?

- Wished even to jump out from a balcony, - it has gruffishly lighted up a line a radiant smile. - but just the girlfriend has returned. Casually …

- And on what floor a window? - Olga has taken an interest.

- On the third. But it is trifles! But now in the airport it had time.

She has been dressed like the working woman of representation department of embassy of Poland in London. Carelessly and easily, with bright spring lightness. Also did not resemble at all the driver of a diesel van. However, as a result we have quickly reached quickly the airport of Krakow, and having said goodbye to us, Ewelina has dashed away in institute on employment.

- Greetings from mum! - she has given up as a bad job at the end. Jolanta was the basic translator of my book which have left here.

- Wonderful people these Polish, - Olga has smiled.

- Yes, all of them are different, - I have noticed. Also has summed up: - Interesting.

Franco Testa did posters for evening in Vertova

Only after returning to Italy I have recollected a coming meeting with sports club in Vertova. This small town was on valley Seriana on five kilometers above Albino. Over it beautiful top Alben, like a bastion in height of two thousand metres meeting the first beams of the sun towers. And seeing off sunset reflexions. In Vertova Walter Bonatti was born, on Alben he did the first ascents.

Franco Testa with friends on slope of Alben

Unfortunately, for a week spent in Poland, I almost absolutely have forgot to speak in Italian. It has occurred so quickly and imperceptibly, that became terrible. I strongly liked this musical language … And now, not in forces to connect three words, I was frightened, that never it will turn out to speak on it freely. Thus, that this sad understanding has come to performance time before public on December, 09th on evening of climbers in Vertova.

- The mountain … … metres … I to want eight thousand on … to a new route …

Franco Testa with wife Tereza in home

In a front of me have sat Franco Testa, the chairman of sports section «GAVertova»… and hardly understood, that I wished to tell. As if not I in other language spoke absolutely another two weeks ago in valley Brembena. Thank God, it proceeded not long … well and in one and a half hour of tortures it was possible to get to talking how much, that people have started me to understand. At it with a complacent smile and a severe look under the arm at the wife sat Марио Курнис, and approvingly swung a grey-haired beard.

The full discomfiture managed to be avoided thanking all to the same film «COLD», but translated into Italian. Mentally having rendered thanks to all sacred Lombardy, I have calmed down with edge. And at the night of the house wrote Simone and Cory the letter:

«Thanks, guys. Without you I vanish on all parametres. Thank God, that Measles has managed to become successful with its film. You have again gained me, the brother! I miss you… go for a drive on surfing in this Mexico more accurately! Theethy feelers of sharks and narco-cartels do not doze… and in general, I am strongly glad for you». These days my colleagues on winter expedition on Gesherbrum were delayed, participating in The North Face party on other party of the Earth.

Olga peacefully slept under a blanket. From street silence there were no emptiness sounds. Only light of lanterns over parking of cars by a yellow paint fought in glass… and there was nothing around. No Seriana, neither Lombardy, nor Italy, the European Union with all world around. There was only a night and dreams - about the future, about happiness.

-------------------------------------------------------

Прилетев в Краков, Ольга по-деловому развернула плечи. У девушки получалось быть независимой и сильной, но – очевидно, с детства – в ней жила неуверенность перед новыми местами. Ольге нравилось, когда обстановка была ей знакома. Поэтому, в польском городе ей чувствовалось легче – два года назад мы навестили Краков.

- Два дня… м-м-м, - капризно надула она губки. – Всего лишь два дня в таком прекрасном городе!

- Зато, каких дня! – подбодрил я ее.

Кшиштов Велицкий рассуждает в Краковском кафе

Меня пригласили для участия в Краковском кинофестивале. Конечно, повезло, что удалось быть действующим лицом одного из этих экшенов – видео-сюжете, смонтированном Кори Ричардсом. После зимнего восхождения на Гашербрум-2 приятель решил заняться творчеством в другой ипостаси, и выдал миру блестящий проект под названием «Колд» (Холод). Пару раз там мелькнула и моя физиономия. А на самом престижном оутдор-кинофестивале в Канаде этот фильм получил Гран-при. Так что в один из осенних дней я проснулся с ощущением вовлеченности в жизнь киноактера.

Удалось встретить Войтека Куртику

Но главным, конечно же, было то, что в Польше очень популярны виды спорта и отдыха на природе. Было слякотно, катившая по мостовой машина периодически разбрызгивала воду из луж, люди вокруг шли в ветрозащитных куртках, с рюкзаками – так, словно половина жителей Кракова состояла из туристов и альпинистов. Сказывалось, очевидно, что в городе жило много студентов. Молодежи свойственна жизнь странников, поэтому большинство предпочитало пользоваться практичной и удобной одеждой для непосед.

помогал Эвелине с братом

Богуслав Магрель с Эвелиной и ее младшим братом Шимоном были в вестибюле. Здесь на столах среди кулуаров богемных стендов можно было бродить часами. Презентовали все – от НордФейса до Кампа, от Ла-Спотривы до Ачербиса… что очень порадовало. Среди стендов сновали уверенные поклонники экстремальных видов спорта, и взвешенно прикидывали, что и как можно задействовать в будущем. Бренды пользовались вниманием. Но как со смехом рассказала Эвелина, мои книги притягивали не меньший интерес. За дни фестиваля было продано около полутора сотен, и я с удовольствием черкал автографы на память красивым девушкам.

- Понимаете, - приходилось объяснять, - очень интересно, кто читает эти книги. Пожалуйста, говорите, кто Вы и чем занимаетесь… Тогда польза будет.

Уже поздно ночью мы катили на машине по трассе в сторону Вроцлава. Богуслав, здоровенной фигурой нависая над приборной панелью Опеля-корсы, объяснял основы ведения дел в Польше.

- И тогда я понял, что добиваться всего придется самому - никто не поможет. Теперь в наш Клуб вовлеклись больше десяти тысяч людей.

- Не только альпинизм, - задумчиво покрутил я носом.

- Ты сам говорил, что горы, это свобода, - усмехнулся Богуслав. – Каждому свое.

- Интересно, когда ты все успеваешь?!

- Это проблема, - засмеялся он. – Но это хорошо. И гидом работать, и книги выпускать, и самому на восьмитысячники лазить. Ты знаешь, Денис.

А это Ольга и я во Вроцлаве

Он произносил мое имя так же, как и большинство альпинистов Запада – с ударением на первый слог. Но как-то по особенному, потому что это звучало в общем контексте русского языка – Богуслав прекрасно говорил на нем.

- А безина хватит?

- Что? – повелся Богуслав в отражении света фар. – Не понял.

- Бензина, - ткнул я пальцем в сторону приборной панели. – У тебя стрелка на нуле болтается.

- Да ну?! Невероятно! Забыл!

Богуслав Магрель как пример польского друга

В пылу беседы Богуслав напрочь выкинул из головы все условности и реалии обычного мира. И теперь мы находились непонятно где, вокруг лежала темная польская земля… и было неясно, в какую сторону искать бензоколонку.

- Эвелина! – вдруг осенило моего друга.

- Что «Эвелина»? – спросила с заднего сидения Ольша.

- Позвоним ей, разбудим, - набирая номер по мобильнику, улыбнулся поляк. – Пусть в интеренете по карте глянет, куда нам ехать.

Разбираться пришлось довольно долго… во-первых, просто потому, что было неясно, где находится машина. Но в итоге все решилось благополучно, среди одного из поселков мы отыскали заправку, купили для успокоения нервов по шоколадке, и в час ночи мы вкатили на окраину Вроцлава.

Этот город был моим любимым населенным пунктом, расположенном на равнине. Здесь все красиво, и река Одер с величавыми музыкально-задумчивыми изгибами поет вековые песни населяющим Вроцлав гномикам. Они в количестве почти двухсот персон живописно проводят время на улицах. Эти маленькие существа из бронзы проявляют характер – кто спит у входа в отель, кто сидит за решеткой, а кто-то лазает по фонарным столбам. При этом, каждую ночь, едва на город опускается темнота, гномики меняются ролями. Тайком от людей они перебегают с места на место, прячась в подвалах и шахтах. Ведь каждому из них надо и поесть до отвала у ресторана, и постирать носки в реке, и жениться на единственной среди них девушке-гномке. Ей, думается, тяжелее всего. Зато остальным удается сделать много интересных дел.


Пан Богдан Янковский дома с книгой о Пакистане и подписью президента страны

Кроме гномиков во Вроцлаве живет пан Богдан Янковский и другая сотня тысяч людей. В зимней экспедиции 2003 года на К2, где пан Богдан отвечал за работу электронных устройств, только эта часть экспедиции обошлась без проблем. Так и теперь он встретил меня и Ольгу с присущей мудростью.

пан Богдан в Базовом лагере Эвереста (фото из архива пана Богдана)

Профессор Янковский всю жизнь преподает в Политехническом университете родного города. За многочисленные прогулы по экспедициям он получил списания шести лет трудового стажа. Зато посетил миллион интересных мест на планете, совершая восхождения на вершины, и помогая Анджею Заваде организовывать великие зимние проекты в Гималаях. Вечером я был приглашен в его институт, где рассказывал молодежи о чудесных днях на Тянь-Шане, как в пене и страхе лез по Северной стене пика Победы с какой радостью потом смотрел на цветы и женщин, и трепетно ехал в Корею на вручение ЗЛ…

В обратный путь из Вроцлава пан Богдан посадил нас в поезд. Рано утром, застенчиво комкая в руке кепку, он завел в вагон, и деликатно тихо попрощавшись, с милой улыбкой исчез. Но, по мысли Богуслава, пришлось покинуть состав в Катовице, потому что дальше он ехал очень медленно, и, после прибытия на вокзал, Ольге и мне предстояло долго и нудно добираться в обратную сторону до аэропорта… а самолет ждать не стал бы. Поэтому в Катовице нас перехватила Эвелина. В короткой юбке она выпорхнула из толпы на площади, и решительно мотанула копной волнительных волос в сторону парковки:

- Lets go to my minivan!

За рулем шикарного бусика она смотрелась трогательно и чутко. И гнала по перекресткам и светофорам лихо, совсем не напоминая ту робкую девчонку, что тусила на фестивале в Закопане. О, нет! Здесь она была в своей обстановке – как рыба в воде.

- Простите, что опоздала, - сквозь гул дизеля усмехнулась Эвелина.

- Ты в порядке? – спросила Ольга.

- Да! Ключ к замку не подошел в общаге! Подруга ушла на занятия, а ключи перепутали… я выйти не могла.

- Да ну!? – изумился я. – И чем завершилось?

- Хотела даже с балкона выпрыгивать, - хрипловато озарила она трассу лучезарной улыбкой. – Но как раз подруга вернулась. Случайно…

- А на каком этаже окно? – поинтересовалась Ольга.

- На третьем. Но это мелочи! Зато теперь в аэропорт успеваем.

Одета она была вроде работницы представительского отдела посольства Польши в Лондоне. Небрежно и легко, с яркой весенней воздушностью. И отнюдь не походила на водителя дизельного фургона. Однако, в итоге мы резво домчались до аэропорта Кракова, и попрощавшись с нами, Эвелина умчалась в институт на занятия.

- Привет от мамы! – махнула она рукой на последок. Иоланта была основным переводчиком вышедшей здесь моей книги.

- Чудные люди эти поляки, - улыбнулась Ольга.

- Да, они все разные, - заметил я. И подвел итог: - Интересные.

Франко Теста выпустил афиши к вечеру в Вертове

Только по возвращении в Италию я вспомнил о предстоявшей встрече со спортивным клубом в Вертове. Этот городок находился по долине Серианы на пять километров выше Альбино. Именно над ним возвышается красивая вершина Альбен, подобно бастиону высотой двух тысяч метров встречая первые лучи солнца. И провожая закатные отблески. Именно в Вертове родился Вальтер Бонатти, именно на Альбен он совершал первые восхождения.

Франко Теста на тропе к вершине пика Альбен

К сожалению, за неделю, проведенную в Польше, я почти начисто разучился говорить по-итальянски. Это произошло настолько быстро и незаметно, что стало страшно. Мне сильно нравился этот музыкальный язык… И теперь, не в силах связать трех слов, я испугался, что никогда не получится говорить на нем свободно. При том, что это печальное понимание пришло во время выступления перед публикой 09 декабря на вечере альпинистов в Вертове.

- Гора… восемь тысяч… метров… я хотеть по… новому маршруту…

сеньор Франко Теста дома

В переднем ряду сидел Франко Теста, председатель спортивной секции «GAVertova»… и с трудом понимал, что я хотел сказать. Словно не я на другом языке говорил совершенно другое две недели назад в долине Брембана. Слава Богу, продолжалось это не долго… ну и через полтора часа мучений удалось разговориться насколько, что люди начали меня понимать. За ним с благодушной улыбкой и суровым взором под мышкой у жены сидел Марио Курнис, и одобрительно качал седой бородой.

Полного конфуза удалось избежать благодаря все тому же фильму «Колд», но переведенному на Итальянский язык. Мысленно возблагодарив всех святых Ломбардии, я затих с краю. А уже ночью дома писал Симоне и Кори письмо:

«Спасибо, ребята. Без вас я пропадаю по всем параметрам. Слава Богу, что Кори сумел добиться успеха с его фильмом. Ты снова выручил меня, брат! Скучаю без вас… Аккуратнее катайтесь на серфинге в этой Мексике! Зубастые щупальца акул и наркокортелей не дремлют… а вообще, я сильно рад за вас». В эти дни мои соратники по зимней экспедиции на Гашербрум оттягивались, участвуя в сейшене The North Face на другой стороне Земли.

Ольга мирно спала под одеялом. Из уличной тишины не возникало звуков пустоты. Только свет фонарей над стоянкой автомобилей желтой краской бился в стекло… и не существовало ничего вокруг. Ни Серианы, ни Ломбардии, ни Италии, ни Евросоюза с миром. Была только ночь и мечты – о будущем, о счастье.

No comments:

Post a Comment

оставьте Ваш комментарий

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/