2016-03-01

"Разность" тренировок.

"Тренировки бывают разными". Так отупело я думал, шляясь вдоль терминала аэропорта города Сарагоса. Среди прочего - бывают выдуманными, а бывают вымученными. К последней категории относилось приключение той промозглой испанской ночью. После мероприятия, как часто бывает, я оказался никому не нужен. И меня постарались побыстрей "спихнуть". Мол и аэропорт есть, и такси, и гостиницы... в общем, спасение - дело рук самого себя. "Наши руки не для скуки, - весело подумал я. - Что мне эти зимние пампасы! Выживу в любом случае".
Оговорюсь, что в Бильбао, Париже и Сарагосе действуют грамотные таксисты - себя не обидят в любом случае. Что из того, что терминал аэропорта закрыт на ночь, а тупой иностранец об этом не знает!? Деньги не пахнут! Примчал, выкинул, умчал. И вот я в Париже, или в Бильбао... а на этот раз в Сарагосе. Жду под дождем при нулевой температуре. Печально заглядывая внутрь, где за стеклом манят уютом железные кресла и бетонный пол. Здесь снаружи - асфальт и ветер.
В половину четвертого утра я решил начать про... -бежку. Ну хоть про-ходку. Насколько это было возможно с громоздкой сумкой. 250 метров под козырьком здания в одну сторону, 250 метров обратно. За бортом дождь. В одну сторону навстречу ветру, зато обратно легче. После часа - десять минут посидеть на железке. Замерзнуть, и снова в проходку. Внутри павильона мерцал большой циферблат, по которому легко отсекалось время. Да и мозги в потоке свежей крови начали соображать.
Та-ак. Пять минут на 500 метров. За час - шесть километров. За три часа - восемнадцать. К половине седьмого приехали несколько испанцев, с удивлением разглядывали размеренно вышагивавшего перед зданием человека. Курили, смеялись. И в семь часов, когда аэропорт открылся, я с чувством выполненного долга шагнул в теплую кафетерию. Настала пора радоваться жизни.
Зато через несколько дней судьба закинула меня в Санкт-Петербург. Фортуна оказалась в лице буйного Франко Ачербиса, которому я организовал веселую поездку от Первопрестольной до Балтики.
Основное отличие, которое понравилось другу, что в Питере все улыбались. Везде. Даже в аэропорту Пулково, куда я проводил его ранним утром 26 февраля. Мы пожали руки за успех штурмовой группы на Нанга-Парбате в этот день.
А через час я вошел под свод Трамонтаны. Чтобы тренироваться. Здесь в хозяйстве Александра Родичева было многолюдно, как и положено. Сам хозяин тоже был в спортивной форме, и показывал пример творчески настырного отношения к тренировкам.
- Раздевалка здесь. Болдеринговый зал и скалодром ты знаешь. Душ - дальше. Потом вина могу налить...
- Только за компанию, - отшутился я.
- Мне нельзя, - развел он широченными бицепсами. - Вон если Андрея Нефедова сманишь только!
Мы весело "закачались" и "забились" на турниках. После чего лазать было уже тяжело. Тем более, что "болдеринговая" путаница в зацепах требует определенного настроя. Но... Далеко в поднебесье Алекс Чикон рвался к вершине Нанга-Парбат. На грани Высоты тяжело дышал Симоне Моро. И прокладывал путь по склону последнего непокоренного зимой гималайского восьмитысячника Али Садпара. Их энергия, казалось, пронизывала в этот день весь альпинистский круг.
За их успех на восьмикилометровой высоте мы выпили по бокалу вина с моими родственниками Андреем и Татьяной. Они давно звали в гости в Петербург. Поглядеть Эрмитаж, соборы, Но мне редко удавалось заглянуть... Вот и нынче лишь по делам.
from www.russianclimb.com
Спасибо Андрею, который с высоты большего жизненного опыта терпеливо отнесся к душевным прапорщицким метаниям.
- Понимаешь, если постоять у каждого экспоната в Эрмитаже хоть минут, то придется провести там восемь лет, - подначил он. - Так что ваш кавалерийский натиск можно оправдать.
- Зато я нашел картину художника Жан-Батиста Морроне! - взвился я. - Это земляк Франко, из городка Альбино. Он в соседнем доме родился! Только на два века позже.
- Наверное, умный человек, - сказал Андрей в сторону Франко.
- Тренируются хорошо, - хмыкнул я.
К ночи все было ясно - Нанга-Парбат "отдалась". Значит, ребята грамотно готовились. "Тренировки бывают разными", - удовлетворенно думал я, садясь в поезд до Рязани. Домой! После очередного путешествия хотелось забиться подальше в глубинку. Предстояло тренироваться быть примерным отцом хоть в течение нескольких дней. ТАМ с детьми все было по-настоящему, совсем непохоже на мужские альпинистские игры.

2 comments:

  1. Там, на вершине, Симоне Моро всё спрашивал: "А где же Дениска запропастился? В трещину упал что-ли?"

    ReplyDelete
  2. Да вот же он!!! Страхует Баска-Алекса! Симоне оглянись... К2 видно хорошо!!!)

    ReplyDelete

оставьте Ваш комментарий

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/