2011-08-30

part 2 peak Prjevalskogo. Часть 2 пик Пржевальского


Boris

With Boris Dedeshko have passed through pass of Odinnadtsati (from Bayancol by foot with all equipment to Base camp on Northern Inylchek) and primary acclimatization has been received.

Having had a rest, Boris and I were put forward under a wall of peak Przhevalskogo. This top has been subdued in 1974 two times, but since then on it nobody rose. The way to glacier circus has appeared long enough. The blessing, on snowshoes was not necessary to us work strongly, but in ice-fall have wandered on wild slopes. The way between cracks was found simple, and already after 15 hours we have got out on an equal part of a glacier. The wall soared up over us on 1480 metres of difference. The decline warmed us long - the sun beat in tent so, that was warm and cosy. But this bulk in height where it was necessary to climb, threatened with a cold and uncertainty.

On July, 22nd in 03 o'clock in the morning we have begun the route।

On ice couloir I have worked 7 pitches, then forward there was Boris। Pitches turned out long because the cord at us was 60 metres. Borya worked powerfully and quickly. At times on a cord did only one interval - so confidently kept on a slope. And I understood, that it is enough of it, because entirely trusted. The same as also it to me. The sun has shined us in the middle couloir, but stones from a wall did not fall, because before some days stood normal weather. By the end of day have fulfilled 21½ pitch, and on a rocky comb at the basis of «Triangle» bottom were bedded in tent on a small shelf down. Boris has tired out me in a warm interior of tent, and itself was arranged with edge.

For the morning there was a fog, but we have vigorously begun movement - two more cords on ice. And then have passed to rocks. Them often it was necessary to work with екфмукыуы to the right. Because the idea was to pass on a side of this lowermost «Triangle». Breed was fragile, strongly destroyed, with superficial cracks. But it was rather warm, sometimes it was possible to climb with naked hands. Complexity of rocks - 5b-6a on the French system. The mixt was not difficult - М4। But final pitch has withdrawn directly upwards, and we have rested in overhanging. Have climbed through for a day 5½ cords.

Here it was possible to find a small shelf on which were located only sitting, without chances to stretch tent. Night was assumed warm, and we угнездились open-air, having lowered feet in a sleeping bag in a precipice.

Morning we have met enough «мажорно». The choice was - or to climb on good for the insurance, but to difficult hanging and vertical blocks, or to try on the verge of failure without the good insurance траверсировать more to the right on rather sloping shelled plates. Have chosen the first variant - directly from a shelf. Лазание 15 metres the free. Then under eaves has passed on ИТО, the blessing there was the good broken crack withdrawing far upwards. For френдой … and 15 more metres of a wall have again deduced the friend on the relief which is passed in given conditions free лазанием. This pitch it was found out later, was a route key. Complexity of a site - А2, F6b, M5।

Boris, in general, very reliably and confidently goes routes the first. Therefore here, when it insured, it became so competently, that at times I forgot that I work on a cord. It seemed, I go not connected путами realities.

From station to the right conducted equal horizontal traverse 60 m … in the end it was necessary even to be lowered a little a little. And we have appeared on an ice cap of a small bastion. Further again took away to the right. There were small sites of ice, but basically went by simple mixt M4. Difficulty arose at the organisation of points of the insurance therefore as the last centuries have smoothed down a surface, broke it, however, on small plates.

In the evening, exhausted, we have seen a good place for spending the night - acting of the general relief of a wall a snow comb. And in darkness have established on it tent. My friend, seeing, that I is strongly tired, to last moment continued to expand a platform self-denyingly. Has prepared ice for kitchen. And then we have easily heated a lot of water to be drunk for mad day. For which have fulfilled 6 pitches.

Weather continued us to indulge the good mood. A dawn have met standing, and through three cords М4 have got out on a mountain crest. So it has turned out, that have passed a wall completely according to the plan - on the left side of bottom «Triangle».

Next steps were simple. We have left backpacks under a small rock, and having communicated, have moved under the bright sun on a white plane upwards. Through 400 metres of a way, alternately rush superficial, on an ankle, snow on July, 25th at 12:00 have reached the higher point of peak Przhevalskogo. From the West overcast, but not the dangerous leant. Boris and I have spent at top about a half an hour, enjoying kinds, feeling of safety and a victory, being photographed.

Went down on the West, on a saddle to the Tent. There in the evening on an equal plateau have established tent, and have fallen asleep without safety systems. And have begun descent on a rocky wall on the north in the morning. It would be possible to go down on ice couloir, but from above I have not found a correct input in it. So 15 descents on ice of the bottom part have turned out 14 roppels on 30 metres (half of cord) on rocks, and then. Borya it is masterful organised self-quirks, and I have hammered to myself in hands, turniСсылкаng ice-crews into a rocky crumb in ice. And in the evening under a snowfall we have appeared below a bergschrund. Visibility has been extremely limited, nevertheless, Boris managed to find our traces conducting to deposit. And it was good, because products and gas at us have completely ended. But now them became much. And already at light of small lamps we suited to ourselves a celebratory junket from crackers, smoked fish and cheese.

In the morning, having fastened favourite snowshoes, we is live वेंट down through icefall, and on a glacier Northern Inylchek have reached Base camp। Everybody here - from the chief uncle Hudajbergen to waitress Regina - us fed, gave to drink and congratulated।

This article was edited by Christian Beckwith


После того, как мы с Борисом Дедешко перешли через перевал Одиннадцати (из Баянкола пешком со всем снаряжением в Базовый лагерь на Северном Иныльчеке) была получена первичная акклиматизация.

Отдохнув, Борис и я выдвинулись под стену пика Пржевальского. Эта вершина была покорена в 1974 году два раза, но с тех пор на нее никто не поднимался. Путь в цирк ледника оказался достаточно долгим. Благо, на снегоступах нам не пришлось сильно упахиваться, но в ледопаде побродили-таки по буеракам. Путь между трещин отыскался несложный, и уже после 15 часов мы выбрались на ровную часть ледника. Стена взмывала над нами на 1480 метров перепада. Закат согревал нас долго – солнце било в палатку, так, что было тепло и уютно. Зато эта громада в вышине, куда предстояло лезть, грозила холодом и неопределенностью.

22 июля в 03 часа утра мы начали свой маршрут।

По ледовому кулуару я проработал 7 веревок, затем вперед вышел Борис. Питчи получались длинными, потому что веревка у нас была 60 метров. Боря работал мощно и быстро. Порой на веревку делал лишь один промежуток – настолько уверенно держался на склоне. И я понимал, что этого достаточно, потому что целиком доверял. Так же, как и он мне. Солнце осветило нас в середине кулуара, но камни со стены не падали, потому что до этого несколько дней стояла нормальная погода. К концу дня отработали 21½ питч, и на скальном гребешке у основания нижнего «Треугольника» устроились в палатке на маленькой полочке на ночлег. Борис загнал меня в теплое нутро палатки, а сам устроился с краю.

На утро был туман, но мы бодро начали движение - еще две веревки по льду. А затем перешли на скалы. Их часто приходилось работать с траверсами вправо. Потому что задумка была пройти по грани этого самого нижнего «Треугольника». Порода была непрочная, сильно разрушенная, с неглубокими трещинами. Но зато было сравнительно тепло, иногда удавалось лезть с голыми руками. Сложность скал – 5b-6a по французской системе। Микст был не сложный – М4. Но заключительный питч увел прямо вверх, и мы уперлись в нависания. Пролезли за день 5½ веревок.

Здесь удалось найти небольшую полку, на которой поместились лишь сидя, без шансов растянуть палатку. Ночь предполагалась теплой, и мы угнездились под открытым небом, свесив ноги в спальном мешке в пропасть.

Утро мы встретили достаточно «мажорно». Выбор был – либо лезть по хорошим для страховки, но сложным нависающим и вертикальным блокам, либо пытаться на грани срыва без хорошей страховки траверсировать правее по некрутым шелушащимся плитам. Выбрали первый вариант - прямо от полки. Лазание 15 метров свободное. Затем под карнизами перешел на ИТО, благо нашлась хорошая ломаная трещина, уводившая далеко вверх. Френда за френдой… и еще 15 метров стены снова вывели на рельеф, проходимый в данных условиях свободным лазанием. Этот питч, как выяснилось позже, был ключом маршрута. Сложность участка – А2, F6b, M5.

Борис, вообще, очень надежно и уверенно ходит маршруты первым। Поэтому здесь, когда он страховал, это делалось настолько грамотно, что порою я забывал о том, что работаю на веревке. Казалось, иду не связанный путами реальности.

От станции вправо вел ровный горизонтальный траверс 60 м… в конце пришлось даже немного приспуститься. И мы оказались на ледяной шапке небольшого бастиона. Дальше снова забирали вправо. Встречались небольшие участки льда, но в основном шел несложный микст M4। Трудность возникала при организации точек страховки, потому как прошедшие столетия загладили поверхность, расщеперив ее, однако, на мелкие пластинки.

Уже вечером, истощенные, мы увидели хорошее место для ночевки – выступавший из общего рельефа стены снежный гребешок. И в темноте установили на нем палатку. Мой друг, видя, что я сильно устал, до последнего момента продолжал самоотверженно расширять площадку. Наготовил льда для кухни. И потом мы легко натопили много воды, чтобы отпиться за сумасшедший день. За который отработали 6 веревок.

Погода продолжала нас баловать своим хорошим настроением। Рассвет встретили на ногах, и через три веревки М4 выбрались на гребень горы. Так получилось, что прошли стену полностью в соответствии с планом – по левой грани нижнего «Треугольника».

Дальше все было просто। Мы оставили рюкзаки под небольшой скалой, и связавшись, двинулись под ярким солнцем по белой плоскости вверх. Через 400 метров пути, попеременно тропя неглубокий, по щиколотку, снег 25 июля в 12:00 достигли высшей точки пика Пржевальского. С запада наваливалась облачность, но не опасная. Борис и я провели на вершине около получаса, наслаждаясь видами, чувством безопасности и победы, фотографируясь.

Спускались на Запад, на седловину к Шатру। Там вечером на ровном плато установили палатку, и заснули без страховочных систем. А утром начали спуск по скальной стенке на север. Можно было бы спускаться по ледовому кулуару, но сверху я не нашел правильный вход в него. Так получилось 14 дюльферов по 30 метров (половина веревки) на скалах, а затем 15 спусков по льду нижней части. Боря мастерски организовывал самовыверты, а я забил себе руки, заворачивая ледобуры в скальную крошку во льду. И вечером под снегопадом мы оказались ниже бергшрунда. Видимость была крайне ограничена, тем не менее, Борису удалось отыскать наши следы, ведущие к заброске. И это было хорошо, потому что продукты и газ у нас полностью закончились. Зато теперь их стало много. И уже при свете фонариков мы устроили себе праздничную пирушку из сухарей, копченой рыбы и сыра.

Утром, нацепив любимые снегоступы, мы живо просквозили через ледопад, и по леднику Северный Иныльчек достигли Базового лагеря। Там все – от начальника дяди Худайбергена до официантки Регины - нас кормили, поили и поздравляли.

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/