2010-08-24

Талгар в августе и в снегу.



Для алматинских альпинистов хребет Заилийский Алатау более всего интересен в районе Туюксу, как самом доступном для совершения спортивных восхождений. Именно здесь, как в школьных пенатах формируется основной уклад и направление казахстанско-го альпинизма. Маршруты достаточно сложны и протяженны, чтобы выходить на уровень первого спортивного разряда… при том, что автодорога тянется до высоты в три тысячи метров.


Но высочайшие вершины, расположенные в Талгарском горном узле, не укладываются в привычный распорядок. Они высятся за кордонами заповедника, куда запускают с по-денной оплатой – немаленькой, надо признать; автодороги разбиты и неухожены, пути подхода к подножию протяженны и заброшены, лагерь приходится ставить на неприлично низкой высоте, деньги за стоянку автомобиля приходится платить – так или иначе.
Поэтому, в последние двадцать лет сложилась ситуация, когда дешевле и проще совершать восхождения на территории соседнего государства – в Киргизии. В районе Ала-Арча. В самом деле, четыре часа пути на автомобиле по хорошей дороге, въезд в Нацпарк за разовую невысокую плату, парковка на территории альплагеря за небольшие деньги, короткий трех-четырехчасовой подход на стоянку Рацека… и вот в досягаемости оказы-ваются несколько маршрутов 5а и 5б категории сложности. При том, что слагающие по-роды более монолитны, камней летит меньше и лазание более надежное, чем в Талгаре.
И лишь редкие вылазки одиночек, направленных, главным образом к высочайшей точке, нарушают уединение медведей и снежных барсов. Обычно, через несколько перевалов в обход постов заповедника и нацпарка небольшие группы следуют на ледник Корженев-ского, откуда по маршрутам 2а и 2б совершают восхождения. Потому что тащить с собой в течение нескольких дней кучу продуктов, газа, железа и веревку для подъема только на один-два маршрута 5а или 5б достаточно утомительно. Правильнее, как я уже упомянул, отправиться в Ала-Арчу.


Но летом 2010 года обстоятельства для спортивной части команды ЦСКА Казахстана сложились сложно. Обещанных нам Минобороны денег на проведение экспедиции в Па-кистане не досталось. Кто-то другой подсуетился, а спортсменам пришлось заниматься поиском возможностей на поездки… Гена Дуров, Александр Чечулин и Мурат Отепбаев отпавилось на Памир – благо там нужны были гиды. Виолетта Афуксениди, взяв мизер-ный отпуск, поехала в компании с Керимом Актаевым под пик Коммунизма за личные средства, намереваясь в сжатые сроки сделать попытки на два семитысячника. А осталь-ные… остальные остались дома. С интересом вслушиваясь в раскаты очередной Киргиз-ской революции.


В Бишкеке, да и в других городах сопредельной державы шел беспредел. Кое-кто писал оптимистические отзывы, и даже гуру Дмитрий Греков уверил все альпинистское сообщество о полном ажуре на просторах горной республики. Но были и другие сведения, которые наиболее пессимистично отражали ситуацию. Кроме того, изведав вкус бессилия и хаоса в крутом котелке Непальской революции, я красочно представлял возможный ва-риант развития событий. На чужбине, без дома, без возможности вернуться в Алматы… Если бы что-то вновь произошло, обратный путь был бы крайне трудным. И ответствен-ности за других людей я не хотел.
В силу этого пришлось подумать на тему Талгара. Он каждый день возникал на горизонте – подобно демону, что расправляет крылья на далеком небосклоне. И надо было решиться… Я начал сновать между инстанциями, подписывал и развозил слезные прошения о пропуске на территорию заповедных земель. Рассказывал о силе и месте казахстанского спорта в мире. Всячески пытался отыскать какую-либо информацию… хоть какую… лю-бую.


К сожалению, пик освоения Талгара пришелся на семидесятые годы, когда с электронными носителями информации, как понимаете, было туговато. Никто и не подумал зано-сить данные об альпинизме на перфокарты, потому что никаких перфокарт не хватило бы описать линии на Талгар и окрестные горы. А после развала СССР в горную систему, как уже было сказано, попадали только редкие отъявленные отморозки.
Кстати сказать, впервые на тех склонах я оказался именно под руководством Грекова. В конце 1993 года наша армейская команда забросилась на территорию бывшего альплагеря. Те, кто постарше разрядами водили нас на сложные маршруты. Михаил Михайлов, Замир Кудашов, Гичев Денис… Сами они сходили на пик Труд по Западной стене.


* * *


А несколько лет назад я сидел в офисе давнего друга Сергея Гурьева. Окна туристиче-ской фирмы «К2» глядели прямо на юг с высоты девятого этажа… а напротив на гораздо большую высоту перед городом поднимались гордые снежные вершины хребта. Это над Алматы встречал день Заилийский Ала-Тау... и красиво смотрелся в окна домов, любуясь своим отражением, пик Талгар.


Я мечтательно пригубил кофе из чашки, что налила жена Сергея. Где-то под коркой всплыло четверостишие… неведомо как и когда во мне родившееся. Вероятно, в далеком сне об этой Земле обетованной:


Красота сияния снегов
Отразилась в окнах Алматы,
Сохраняя мудростью веков
Мои мечты…


Плечистая трапеция почти пятитысячной вершины вдали подобно крылатому ангелу взлетала над ровной горной цепью. Или демону… темному в своей свободе и злобе. Гора парила в синеве, независимая от остальных пиков, резкая в нереальной и далекой перспективы.


- Сколько там перепад? – с сомнением протянул я. – А вообще, Сергей, ты был в Талгаре?


- Да много раз! – подхватил мысль Гурьев. – Я же технические маршруты предпочитал… а в те годы альплагерь Талгар еще работал.


- Когда его селем смыло-то?


- В восемьдесят... да не помню уже! Но команда и позже там сборы вела.


- Знаю… знаю, - с уважением качнул я головой. – Вы там все перелазали, поди… Фотографии есть с того времени?


Гурьев оторвался от экрана компьютера, за которым работал, механически поддерживая беседу. И внезапно вернулся в реальность. И отрицательно покачал головой:


- Нет… фотографий на диске нет.


Но внезапно лицо его озарилось какой-то идеей, и взгляд прояснился.


- Зато есть кадры с борта вертолета! Когда мы на разведку по хели-турам летали… Хо-чешь покажу?


Я хмыкнул, и кивнул, не отрывая взгляд от далекого Талгара. На него можно было лю-боваться долго. А вскоре мы с Сергеем уже рассматривали панорамы в компьютере… те, что удалось отснимать с высоты птичьего полета над горами. И он, довольный, тыкал ка-рандашом в экран, концентрируясь на вершинах. На тех почти мифических клинках гор-ной истории, что канули в Лету вместе с эпохой советского альпинизма. Мое внимание привлекла ровная красивая линия… светло выделявшаяся на общем фоне скальной стены. Историю-то я знал, учил чисто теоретически. Так что хватило понимания – здесь маршру-та нет. Прерывистая линия, очень издалека. Та-ак… Слева «Пелевин», там справа «Бара-новский» с лобовым выходом по скальной четверке «Бэ» чуть сбоку… а фасад стены ос-тавался чист…


- Серега, эти фотографии… - задумчиво протянул я, отставляя пустую чашку в сторону, - они твои? В смысле – дай мне пожалуйста.


- Без проблем, Ден.


Гурьев с интересом покосился на меня, и молча протянул руку. Мол, куда записатьто? Я так же молча без лишних движений вынул из сумки гигабайтную флэшку и вложил ему в ладонь.


* * *


При наличии воображения можно представить, как интересно бывает выразить свое видение альпинизма. Тогда все мелочи бытового плана, вопросы благополучия и денег отходят на второй план. Тогда живешь для себя, полной чувств и гармонии судьбой, не задаваясь смыслом достатка и покоя.


В последние годы командой ЦСКА были пройдены несколько новых интересных мар-шрутов. Не только, кстати, на вершины выше 8000 метров, но и в горах Тянь-Шаня – в Заилийском Алатау… в родном ущелье Туюксу. И вот теперь мы отправлялись в Талгар. На двух джипах (КИА и Нисан) рано утром мы доехали до ворот Заповедника. Заспанный сторож, с которым договорились по телефону заранее, отпер ворота. По грунтовке мы доехали к домику лесника. И распределив поклажу с тяжеленными рюкзаками двинулись по тропе. Всего в эту вылазку по Среднему Талгару отправились семь человек – Вадим Трофимов, Владимир Колмагоров, Борис Дедешко, Виталий Комаров, Денис Урубко, Эл-лина Васильева и Андрей Колбин. К вечеру мы, с трудом перековырявшись через бурелом и обрывы над рекой, добрались до уютного домика гидрослужбы. Здесь сохранилось одно строение после разрушительного селя.


Переночевав в нем, рано утром мы отправились дальше. И за пару часов поднялись до границы леса на высоте 2800 метров. Поляна за так называемым холмом «Аннапурна» стала нам приютом. Здесь была решетка в форме домика, на которую мы натянули поли-этиленовый тент. Дабы коротать безнадежные дни.


В этот же вечер Андрей и я ушли под Западную стену Актау. На следующий день под усиливавшимся дождем мы прошли здесь скальный маршрут, а группа Борис-Вадим-Виталий начала подъем по Северной стене Караульчитау. Погода была плохая. Уже сидя в Базе, я наблюдал, как ребята в клочьях тумана выходили на вершинный гребень.


После спуска группы Колбин и я попытались выйти на Северо-Западную стену Талгара. Однако, переночевав среди камнепадов в верховьях ледника Северный Талгар, мы по-няли, насколько сильно рискуем. В таких теплых условиях под дождем мы спустились об-ратно в Базу, где тепло были встречены Владимиром с Эллиной, которые взяли шефство над спортсменами. И кропотливо заботились о вкусной кухне, грибах и костре.
Однако, под вечер погода наладилась. На следующий день в три часа ночи Виталий Комаров и я оставили палатки и ринулись в ущелье. Подъем проходил по ледовому ку-луару правее маршрута Пелевина. Скальная часть выглядела печально. В прежние време-на, когда по льду не лазали, а рубили ступени, путь по скальному ребру представлялся бо-лее разумным. Однако, мы с Виталей проработали по диагонали меж бастионов. Веревка у нас были длинная - 57 метров. Всего их выложилось аж двадцать три… И в 17.00 08 авгу-ста мы стояли на вершине. Погода резко ухудшилась, начался снегопад. А в три часа ночи, спустившись через ледник Корженевского и перевал Суровый, пришли обратно в Базу.


Воспользовавшись ясной погодной перспективой, отдохнув денек, Борис, Вадим и я вышли на восхождение по Западной стене Южного Талгара. Но! Погода резко скурвилась. Тем не менее, втроем мы двинулись по ледовому кулуару между маршрутами Снесарева и Мешкова. Налетевший шторм после восьми веревок вынудил остановиться на скальной полке левее кулуара. В мешанине снега и ветра мы кое-как провели ночь. А на следую-щий день действительно было ясно. И по ледовым каскадам мы поднялись еще восемь ве-ревок. И вылезли на снежную подушку маршрута Барановского неподалеку от вершины. Поставили палатку, в закатных лучах поднялись по ледовому гребню на высшую точку, и любовались красотой панорамы – когда темные ущелья тонут в накатывавшей с востока тьме. В 20.10 часов 10 августа. На другой день рано утром, пока склоны не стали лавино-опасными, втроем мы спустились в Базу.


Иногда я реально ощущаю, как уходят дни, которые считаются лучшими в жизни. По-ка молод, пока достаточно сил… но уже есть понимание смысла происходящего. Когда все видишь остро, охватывая одним взглядом, и при этом заранее знаешь, что должен увидеть. Но зато все получается – на «отлично». Этим летом в Талгаре получилось ощу-тить разницу между тем, как выходил на свой первый маршрут 5а категории сложности в 1993-м и тем, какие восхождения провел в 2010-м. Несмотря на сложные погодные усло-вия команда совершила интересные выходы. Элина и Владимир тоже сходили Караульчи-тау по простому маршруту. Хотелось пролезть еще один сложный маршрут… на пик Труд или Акименко 6а. Однако, сроки сбора подходили к концу. И 12-го августа, обобрав по пути несколько делянок дикой малины, объев местных талгарских медведей, к вечеру мы прибыли в Алматы.


Удачи в горах!



23.08.2010






Тяжеленные рюкзаки.






Команда ЦСКА.






Андрей под маршрутом Актау.






Наблюдатели.






Кают-компания.






Правее маршрута Пелевина.






Утро. На лёд.











Лёд.






Будем ночевать на полке.






Вершина новой 5б.






Комаров - Урубко на вершине Талгара.






На стене Южного Талгара.






Караульчитау. Северная стена.






Талгар Северо-Западная стена.






Талгар Южный Юго-Западная стена.






Актау Западная стена.






Ледовый кулуар Актау.






Выход по 5а из кулуара.






Счастье - в Базе.






Закат над вершиной Южного Талгара.


  • copyright © http://urubko.blogspot.com/