2013-08-23

Thoughts about terrorism and alpinism. Мысли по поводу терроризма и альпинизма.


In the summer of 2013 in Diamir gorge several expeditions were organised to put as its goal the ascent to the summit of Nanga Parbat. One of these days, when the main part of climbers was on the route, the murder happened several climbers. Among them was Igor Svergun and Ernestas Marksaitis, my friends. This tragedy had a profound impression on me, has terrified. At that, just a year and a half ago Iparticipated in a similar project.
Taking some information, I decided to demonstrate it. Please note that documentary evidence or specific names represent don't want to.
1. In the beginning of the expedition Slovak participant Peter Shperka issued $ 10,000 for someone from the Pakistanis in the Diamir gorge – in support of the new school.
2. A witness of it was Ernestas.
3. Terrorists have chosen as Peter and Ernest were in the Base Camp.
4. A terrorists was chosen time when most other climbers were outside the Base Camp on the route.
5. Usually the Islamic terrorists aim to murderas many «infidels», here the opposite happened.
6. Killers carefully concealed their faces.
7. Killers knew the way to the BC and back well.
8. Were killed just two Pakistanis only. Very specifically. The rest was not touched.
9. None of the locals told about some who these strangers».
10. The morning arrived and military patrols, сновавшие in helicopters above the mountains, and blocked the gorge at the bottom, had no travelling grouping of people.
11. After a few days the police investigating «hot pursuit», crime, were killed.
What follows from these facts? Is space for thoughts.
During the last dozen years I watched as socialorganizations (and individuals) Europe, real or initially associated with mountaineering Finance cultural projects in the States of the highest peaks of the world - in Pakistan and Nepal. Such activities give rise to my bewilderment for several reasons:
1. In Europe (including Russia) have enough of their own problems.
2. Funding is very selective, based primarily on emotions.
3. As a result of conducting climbing projects in mountain areas becomes difficult.
A good example is my friend Simone Moro. He opened a new school for the children in the gorge of the Khumbu in the Portse village. He unraveled the commercial operation of helicopters in Nepal. In the expeditions of the Italian is always work for the local boys. And in the spring of 2013, «he took»problems of Sherpas. Such «nice meek»I know a dozen of the conflicts in which they were the instigators.
Simone Moro organized a Mountaineering School in Pakistan. He tries to assist the Ministry of Tourism of Pakistan. During the winters, when local not have enough work, Simone organized several expeditions - with significant investments in the local budget... That it will bring in the future for him? The events of the summer of 2013 Nanga Parbat suggest that nothing good.
---------------------------------------------
 
---------------------------------------------
Летом 2013 года в Диамирском ущелье проводились несколько экспедиций, ставившие своей целью восхождение на вершину Нанга-Парбат. В один из дней, когда основная часть восходителей была на маршруте, произошло убийство нескольких альпинистов. В их числе был ИгорьСвергун и Эрнестас Марксайтис, мои хорошие знакомые. Эта трагедия произвела на меня глубокое впечатление, ужаснула. При том, что буквально полтора года назад участвовал схожем проекте.
Собирав некоторую информацию, я решил поделиться ею. Прошу принять к сведению, что документальных подтверждений или конкретных имен представлять не могу и не хочу.
1. В начале экспедиции словацкий участник Петр Шперка выдал кому-то из пакистанцев в ущелье Диамир 10000 долларов в поддержку новой школы.
2. Свидетель этому был Эрнестас.
3. Для убийства террористы выбрали момент, когда Петр и Эрнест были в Базе.
4. Для совершения теракта было выбрано время, когда большинство других альпинистов находились вне Базового Лагеря, на маршруте.
5. Обычно исламские террористыставят своей целью убийство как можно большего количества «неверных», здесь произошло наоборот.
6. Убийцы тщательно скрывали свои лица.
7. Убийцы прекрасно знали дорогу в Базу и обратно.
8. Был убиты двое Пакистанцев – довольно выборочно. Остальных не тронули.
9. Никто из местных не рассказал о каких-то «чужаках».
10. Утром прибывшие военные патрули, сновавшие в вертолетах по-над горами, и заблокировавшие ущелье в нижней части, не обнаружили ни одной передвигавшейся группировки людей.
11. Через несколько дней полицейские, расследовавшие «по горячим следам», преступление, были убиты.
Что следует из этих фактов? Можно надумать.
В течение последнего десятка лет я наблюдаю, как общественные организации (а так же отдельные личности) Европы и России, реально или изначально связанные с альпинизмом, финансируют культурныепроекты в государствах, расположенных у высочайших вершин мира – в Пакистане и Непале. Такая деятельность вызывает мое недоумение по нескольким причинам:
1. В Европе (в том числе и в России) хватает своих проблем.
2. Финансирование направлено очень избирательно, базируется прежде всего на эмоциях.
3. В результате проведение альпинистских проектов в горных районах становится затруднительным.
Яркий пример тому – мой друг Симоне Моро. Это он открыл новую школу для детей в ущелье Кхумбу в деревне Портзе. Это он раскручивал коммерческую работу вертолетов в Непале. В экспедициях итальянца всегда находится работа для местных ребят. А весной 2013 года он «отгреб»проблем от шерпов. Таких «милых кротких», которых я знаю по десятку конфликтов, в которых они были зачинщиками.
Симоне Моро организовал Школу Альпинизма в Пакистане. Он пытается помогать Министерству Туризма Пакистана. Именно зимой, когда местным не хватает работы, Симоне организовал несколько экспедиций – со значительными вливаниями в местный бюджет… Что это принесет в дальнейшем? События лета 2013 года под Нанга-Парбат дают основание предполагать, что ничего хорошего.

3 comments:

  1. Привет Дэн! Хочу внести небольшие дополнения/коррекции в твою версию. Деньги выдал альпинист из Швеции фредерик Штранг, не уверен в 2010 или 2011 заведующему в базовом лагере Факиру. Деньги были предназначены для строительства нового моста в районе Хилая бридж. Это рассказал мне и Игорю Эрнестас 21 июня в обед и хотел спросить Факира от имени Фредерика где новый мост и что произошло с деньгами. Может быть что Петер тоже дал какие-то деньги, но если это произошло, то было дело не в ущелье, а в базовом лагере, так как наша група с Эрнестасом прибыла на неделю раньше чем группа Свергуна и Шперки и в треке мы с ними не пересекались. У нас у всех тоже сложилось впечатление что все устроили ради денег и замаскировали под терроризм. Примерно 4-5 дня до трагедии вопросный Факир предложил нам всем сдать ему все наши деньги и ценности к нему на сохранение, так как в базовом стало слишком много людей и он типа уже не несет ответственность за наше имущество. На вопрос где он будет хранить все он показал какой-то китайский рюкзачок с маленьким замком как для бочек и сказл, что все деньги будут в рюкзаке. Конечно никто из нас ему ничего не дал. Когда прозиошло нападение из базового лагеря пропало очень много денег, Эрнестас например собирался и на К2 после Нанги и дал только задаток за пермит, были и другие ребята со схожими планами и с деньгами при себе. Петер Шперка кстати спустисля принудительно со Свергуном в базу из-за высотной болезни, я с ним пересекся на стене Кинсхофера в обед 22 июня, он не должен был быть в базовом в етот день. Нападавшим не нужно было много народу в базе, они не совладели бы с ситуацией. И так упустили одного китайца. Вообще очень подозрительно то что не оставили в живых ни одного, кто мог бы пролить свет что произошло на самом деле. Единственый рассказ до сих пор только Шер Кана и там не все вяжется. Вообще ихнее поведения после расстрела неадекватное. Вместо того чтоб идти прямиком в 1 лагерь и предупредить остальных людей и связаться по сателитному телефону с армией, они всю ночь сидели метрах в 300-х от лагеря и дрожали чтоб отморозки не венулись. И странно что именно они позвонили и рассказали о нападении, только не сразу после ихнего ухода, а только утром часов в 7, давая им нужное время расстворится в деревнях и лечь спать. Из рассказа Шер Кана, все сателитные телефоны были уничтожены. Так откуда же они позвонили утром? Тоже Эрнестасу стреляли в грудь 2 раза, а не в голову, он не упомянает почему с ним по иному обошлись. 20 июня в базу пришли 4 поломника и переночевали одну ночь. Убеждали нас принимать ислам. Потом пошли вниз 21 утром. Тоже 21 в обед Факир двинулся за коровй вниз в деревню, так как мясо закончилось. Однако на следующий день 22 июня он вернулся не с коровой, а с сыном. Откуда же он знал, что корова уже не будет нужна? Как он не заметил ничего подозрительного, ведь если б были не из долины эти 15 человек, он должен был что-то заметить, они уже были там скорее всего и 21 и 22. Друзей конечно уже не вернешь, но очень хочется чтоб поймали этих ублюдков. С Эрнестасом мы тоже были друзьями, есть у нас с тобой общая фотография с ним на Иныльчеке. Всего хорошего Денис!

    ReplyDelete

оставьте Ваш комментарий

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/