2013-02-19

The idleness of the temptation. Искушение ничегонеделания.



Over a ridge of Zailijsky Ala-tau the morning rose. Today it gave to the nature light not stinting. As if prepared for transformation of the Earth - exposed spotlights, draped a bright contrast background. Do not pass an instant, my Lords!
These Lords misters the vigorous moving on Alpengrad plate. Cheerful smile Yura Yermatcheck was a reflexion of preparing violence of light. The white head of hear nodded in the same party. Some participants of climbing branch, leading him, came to the senses after a steep slope. Someone has got a thermos, another strung together boots.
- Where are Nastya and Tatyana? - I have puzzly taken an interest.
- Here they are, - as self-evident has told Yura. - Go faster guys.
- We are here! - girls have cheerfully peeped. - everything is all right.
But I have become stupid. To themself not trusting.
Because in a bright edge of solar beams the world reminded suburb of Solar system. Somewhere in the Uranium orbit… or Pluto such cold could reign. But only not in terrestrial mountains. In usual "terrestrial" not high mountains … or I have weaned from their rigid kisses?!
The group was put forward for passage of the Uchitel peak and the Pioneer peak, 3А complexity categories. However, this category concerned summer. On the Earth. Instead of by a glacial epoch of Martian chronicles. For me and Alexey Bolotov local conditions were too rigid. We could not «catch a drive» in any way. The last evening the throat has strongly ached, Alexey terribly coughed from the top plank beds. Great depression, not a couple of "children's" economic stagnation of the beginning of the Twentieth century leant. We lived now - in the beginning of Twenty First.
- Where go? - Has sympathetically rustled Yermatcheck.
- On the "Heroes", Yura, - Alexey has sighed. – Just peak of Panfilovtsev Heroes by «one».
- Yes? And that have sent on errands with us! To us such guys are very important.
However, Bolotov it is grown wise has shaken a head, and we have moved on simple кулуару. Over mountains the cold raged. Its best bosom friend a wind stuffed minus temperature on pockets, for a collar … When I have pulled from myself wind-jacket, from an inside layer ice flakes fell down. To the sick chilled body the thermolinen also has oppositely stuck.
Compensation this evening it was warm! In Almaty opening of an exhibition of artist Andrey Starkov has taken place. It was my old friend and consequently has not taken offence at delay when Leshka Bolotov and I have become hollow in a hall already before the closing. Ah! As it was! How many people, how many familiar faces, friends…
Boris Dedeshko pompously walked under a hand with mum Valentina Ivanovna. Entomologist Alexander Zhdanko talked about landscapes to photographer-naturalist Nikolay Radostnovym. He remained same convincing, as well as during flight from Almaty to Delhi in 2001. When Alexander flied behind the new scientific facts, and I behind a new ascension in the Himalayas.
- You have come just in time! - Starkov has blinked the eyes with energy. It was while Leshka has slightly opened a backpack, and showed to a look of the Author of an exhibition the two wine bottle necks. - Everything will be closed here now…
- And all will begin at once! - the old judge of Starkov’s creativity has picked up Ruslan Burmistrov. - we will go to Studio?!
There we also have gone. "Kasteev’s" museum was near to the house where at Andrey the photographic studio was located. There on a low sofa, in sharply outlined circle of light we came to the senses after street colds. And delightfully admired Starkov's pictures.
Sometimes I would like to make impression upon the company, and I inserted something from the citations which have sunk down in soul. "Structuralism", "prospect", «depth of the plan», «harmonious, but a sharp palette», «deails the world» … hola! I was only one of small particles of a huge mosaic that makes the Life. And Starkov was one of the few who could estimate, understand, experience …
- Where at you presentation, you speak?
- In Peter, in Tramontana market, - the smile has turned out guilty.
- Do not forget, that the Best - the enemy good. The ideal is achievable… but…
Exactly. Notorious "but". The mosaic of spring expedition on the Everest developed of many components. To one of which was the temperature and the deep opposite cough tormenting Bolotov and me. Whence were typed this muck?!? The ideal thawed in a fog, shook a phantom… the Achievable reality, or an inutile Mirage? Time will tell. if only honey and an onions has sufficed. And patience for inhalations with a calendula, and for mustard plaster.. Fie! The muck.
---------------------------------------------------
---------------------------------------------------
Над хребтом Заилийский Ала-Тау поднималось утро. Сегодня оно дарило природе свет не скупясь. Будто готовилось к преображению Земли – выставляло софиты, драпировало яркий контрастный фон. Не пропустите мгновение, господа!
Эти самые господа бодрой компанией тусили на площадке Альпенграда. Веселая улыбка Юры Ермачека была отблеском готовившегося буйства света. Белая шевелюра кивала в ту же сторону. Несколько участников альпинистского отделения, руководимые им, приходили в себя после крутого подъема. Кто-то достал термос, другой шнуровал ботинки.
- А где Настя с Татьяной? – недоуменно поинтересовался я.
- Здесь они, - как само собой разумеющееся сказал Юра. – Идут быстрее парней.
- Мы тут! – весело пискнули девчата. – Все в порядке.
Но я ошалело поцокал языком. Сам себе не веря.
Потому что в ярком лезвии солнечных лучей мир напоминал окраину Солнечной системы. Где-то на орбите Урана… или Плутона мог царить такой холод. Но только не в земных горах. В обычных «земных» не высоких горах… или я отвык от их жестких поцелуев?!
Группа выдвинулась для прохождения траверса пиков Учитель и Пионер, 3А категории сложности. Впрочем, эта категория относилась к лету. На Земле. А не к ледниковой эпохе Марсианских хроник. Для меня и Алексея Болотова здешние условия были чересчур жесткими. Мы никак не могли «поймать драйв». В предыдущий вечер сильно разболелось горло, Алексей жутко кашлял с верхних нар. Наваливалась великая депрессия, не чета «детской» экономической стагнации начала Двадцатого Века. Мы жили сейчас – в начале Двадцать Первого.
- Куда идете? – сочувственно прошелестел Ермачек.
- На «Героев», Юра, - вздохнул Алексей. – Всего лишь пик Героев Панфиловцев по «единичке».
- Да? А то погнали с нами! Нам такие хлопцы забойщики очень нужны.
Однако, Болотов умудрено покачал головой, и мы двинулись по простому кулуару. Над горами свирепствовал холод. Его лучший закадычный друг ветер рассовывал минусовую температуру по карманам, за шиворот… Когда я потянул с себя ветровку, от внутреннего слоя посыпались ледовые хлопья. И противно прилипло к больному простуженному телу термобелье.
Вознаграждением в этот вечер было тепло! В Алматы состоялось открытие выставки художника Андрея Старкова. Он был моим давним другом, и поэтому не обиделся на опоздание, когда Лешка Болотов и я ввалились в зал уже перед самым закрытием. Ах! Как это было! Сколько людей, сколько знакомых лиц, друзей…
Борис Дедешко с важным видом прогуливался под руку с мамой Валентиной Ивановной. Энтомолог Александр Жданко беседовал о пейзажах с фотографом-натуралистом Николаем Радостновым. Он оставался таким же убедительным, как и во время перелета из Алматы в Дели в 2001 году. Когда Александр летел за новыми научными фактами, а я за новым восхождением в Гималаях.
- Вы пришли как раз вовремя! – воодушевленно прищурился Старков. Это было в тот момент, когда Лешка приоткрыл рюкзак, и явил взору Автора выставки два винных бутылочных горлышка. – Вот сейчас все закроется…
- И все сразу же начнется! – подхватил Руслан Бурмистров, давний ценитель Старковского творчества. – Пойдем в Студию?!
Именно туда мы и отправились. Музей Кастеева находился рядом с домом, где у Андрея помещалась фотостудия. Там на низкой софе, в резко очерченном круге света мы приходили в себя после уличных холодов. И восхищенно любовались картинами Старкова.
Иногда мне хотелось произвести впечатление на компанию, и я вставлял что-то из запавших в душу цитат. «Структурализм», «перспектива», «глубина плана», «гармоничная, но резкая палитра», «мозаичность мира»… эх! Я был лишь одной из мелких частиц огромной мозаики, что составляет Жизнь. А Старков был одним из немногих, кто мог оценить, понять, прочувствовать…
- Где у тебя презентация, говоришь?
- В Питере, в магазине Трамонтана, - улыбка получилась виноватой.
- Не забывай, что Лучшее – враг хорошего. Идеал достижим… но…
Вот именно. Пресловутое «но». Мозаика весенней экспедиции на Эвереста складывалась из многих компонентов. Одним из которых стала температура и глубокий противный кашель, терзавший Болотова и меня. Откуда набрались этой гадости?!? Идеал таял в тумане, качался призраком… Достижимой реальностью, или никчемным миражом? Время покажет. Лишь бы хватило меда и лука. И терпения для ингаляций с календулой, и для горчишников... Тьфу! гадость.

1 comment:

  1. Let me suggest dome cameraѕ to уou, yοu'll have loads of sites business that portray low-quality. Well there is help at hand because there are no errors.

    my web blog ... internet marketing mentoring

    ReplyDelete

оставьте Ваш комментарий

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/