2010-03-23

Проверка оптимизма.

Последний день зимы альпинистская секция ЦСКА шикарно провела на скалах реки Или. Конечно, утром нас заставили понервничать условия – на термометре в машине Татьяны Бондаренко красовалось деление -8 градусов. Подобно ледоколу джип на полном ходу взрезал корку льда на лужах… и фонтаны, перемешанные с осколками стужи, шумно разбегались из-под колес. И выползало очумелое солнце – само себе не веря, что проснулось.
- Как хорошо, что эти промоины по дороге, - улыбнулся Корнеев Андрей. – Может быть, автобусов с туристами меньше будет.
Cохранять природу и скалы – а главное, свободу доступа к скалам – будет, конечно же все труднее. Ворота поставлены, и вскоре кто-нибудь может встать у этих ворот. Чтобы сшибать деньги со всех – можем попасть под эту гребенку и мы, скалолазы. Пугает и разгильдяйство то ли военных, то ли...
- Говорят, кино какое-то снимали, - покачал головой Лёня Крупа.
И ткнул пальцем на верхушку скалы. Там красовалось жуткое сооружение зеленых мешков, призванное обозначать огневую точку. Брустверами эти мешки, набитые грязью, были раскиданы тут и там. Вся долина «Гавани» была опоясана рядами колючей проволоки.
- Ужас!
Я понимал, что это реально. Еще немного, и на правом берегу Или будет не протолкнуться. Разгильдяйство, кучи мусора… И никакая воспитательная работа здесь не поможет. Пока люди не станут воспринимать степь своим домом – это неисправимо.
Но зато скалы!
Спрятавшись от холодного северного ветра в закутке «Гавани» наша команда принялась навешивать веревки и соскребать зимнюю пыль с зацепов. Лазили где и как хотели, где и как могли. В целом, было желание прочувствовать радость движения, свободу действий и мыслей… Над рекой по холмам лежали полосы сугробов, и даже скалы в некоторых местах были укрыты снегом. Даже галок, обычно клекотом оживлявших пространства, не было. Наверное, еще не настала пора их гнездований, и слишком хваткой была память о зиме. Кое-где по расщелинам жемчугом рассыпались искры замерзших водопадов. Это было нелепое сочетание со слабой дымчатой зеленью, подобно призраку кружившей на отогретых боках холмов. Это было ожидание встряски, новизны, полета и стертой до дыр кожи на пальцах.
Яна Гула, примерив новые скальные туфли Барракуды, очевидно, прочувствовала свой истинный хищный характер. И пролезла маршрут, который мы с Леней вымучивали целый час. И, гордо задрав нос, отправилась тренироваться по перилам. Их еще по утреннему холоду под карнизами нацепил Генка Дуров, а потом косо глядел на компанию, что «окопалась» в теплом углу… Так что после обеда, когда солнце склонилось на Запад, и осветило скалы со стороны реки, мы повесили веревки туда. Даже ветер куда-то ушел, предоставив долину весенним объятиям. Виолетта Афуксениди с Серегой Бродским красиво порхали на «пригороде». Лёник и я уродовались на «серпе»… точнее, уродовался только я, а Лёке, пожалуй, все было по-барабану. Несмотря на добавочный килограмм веса, что отъел за последний месяц, он выходил «долбленки», и сетовал, что не хватит времени попробовать трассу на карнизах.
- В выходные, когда все свалят в Ала-Арчу, мы снова сюда приедем, - подмигнул он Тане. – Пусть они там вымерзают, а нам праздник тепла достанется.
- Но я только на два дня смогу, - улыбнулась та в ответ. – Дома кошек не с кем оставить.
В общем, сезон на Или начался. И теперь весенний месяц март должен будет искупить тоскливые снегопады зимнего сезона.
А сегодня утром 02 марта я глянул в окно, и понял, что мой оптимизм долго еще будет проходить проверку на прочность. Под серым небом плавно кружатся хлопья снега, ложатся на уличную грязь… и кажется, что не видать нам ни тепла, ни солнца. Что весь мир замер, упакованный в бетон и железо. Что скалы реки Или – это другая жизнь, чужое прошлое, которое мы на минуту примерили на себя.
Но надеяться на счастье мне никто не запретит.

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/